Исповедь сахароголика

Алена Хмилевская: Привет, меня зовут Алена, и я сахароголик.

Я так сильно люблю сладкое, что в детстве несколько раз воровала в магазинах шоколадные батончики. Вообще-то я девочка-отличница из хорошей семьи — но я ничего не могла с собой поделать, так невыносимо мне хотелось сладкого. Когда я ждала ребенка, то больше всего на свете боялась, что у меня начнется диабет беременных и мне запретят сахар. Я заставила врача выписать мне направление на анализ и ждала результатов как апокалипсиса. Диабет не обнаружили, и ежедневно я съедала по пачке карамельного печенья — хотя каждый раз собиралась взять из нее всего пару штук.

Когда мой сын подрос и стал интересоваться едой, я решила сделать питание нашей семьи более здоровым — но отказаться от сладкого не могла. Ограничилась лишь тем, что убрала все сладости на самую высокую полку и доставала лишь тогда, когда сын спал. И все было хорошо, пока он не отказался от дневного сна. Выяснилось, что без дозы сладкого в середине дня я просто не способна функционировать. У меня дрожали руки, я не могла сосредоточиться, без повода орала на ребенка и огрызалась на близких. В результате уже на третий день я наплевала на все свои принципы, и мы с моим двухлетним сыном пошли пить чай с зефиром.

Однако к тому моменту я уже достаточно знала о здоровом питании, чтобы понимать: я явно ем слишком много сладкого. Я была по-настоящему зависима — если в доме вдруг не оказывалось сладкого, у меня буквально начиналась паника, и я могла среди ночи отправиться в магазин.

К тому же моя настольная книга о детском питании предостерегала: не давайте маленьким детям сладкое, вы формируете у них зависимость. И глядя на свои собственные взаимоотношения с сахаром, я понимала: своему ребенку я такого не хочу.

Я начала изучать вопрос — и пришла в ужас. Выяснилось, что переизбыток сахара чреват не только кариесом, как я наивно полагала раньше. Все больше и больше научных исследований подтверждают: сахар — причина ожирения, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. Сахар может вызывать рак. Сахар приводит к проблемам с пищеварением, преждевременному старению кожи и бесплодию.

За последние сто лет потребление сахара возросло в разы. Если в начале прошлого века среднестатистический человек съедал за год около 1 кг сахара, то теперь мы едим почти 60 кг сахара в год. Огромная часть сахара поступает к нам в скрытом виде — и часто мы даже не подозреваем, что именно сейчас, макая картошку в кетчуп или поливая свой стейк соусом барбекю, мы тоже едим сахар.

Сначала я решила просто сократить количество сладкого. Я отказалась от покупок выпечки, старалась выбирать темный шоколад вместо молочного, не покупала сладкие йогурты и творожки, не добавляла сахар в чай и старалась есть сладкое только после приема пищи, чтобы хоть как-то контролировать этот процесс. И при всех этих ограничениях я все равно съедала гораздо больше сахара, чем хотела. Я постоянно думала о сладком и буквально считала минуты до момента, когда мне можно будет съесть еще. Я пыталась выдерживать 20-минутную паузу, я спрашивала себя, зачем мне эта конфета, ведь я не голодна. Я напоминала себе обо всех вредных последствиях сахара. И все равно не могла устоять.

Среди всей литературы, которую я изучала, мне попалась книга австралийской журналистки Сары Уилсон, полностью отказавшейся от сахара. В ней она описывает свои ощущения: помимо того что у нее прошла достаточно серьезная аутоимунная болезнь, она стала намного лучше себя чувствовать в целом — вдруг стала ясной голова, ушли головокружения, тошнота и слабость. Все те же симптомы я наблюдала и у себя: мне было трудно соображать, я все время чувствовала себя уставшей, и у меня вечно кружилась голова. Вот только раньше я всегда списывала это на низкое давление, и мне в голову не приходило связать это с сахаром.

И я решила попробовать отказаться от сладкого совсем.

По оценкам разных экспертов, на то, чтобы справится с зависимостью, уходит от 21 до 60 дней. Я выбрала одну из самых строгих схем, предполагавшую полный отказ от сладкого (включая мед, сухофрукты и любые подсластители) на 6 недель и отказ от фруктов на 4 недели.

В поисках поддержки я рассказала о своих планах друзьям и родственникам. Но вместо того чтобы поддержать, почти все пытались меня отговорить. «Ты что», — говорили мне, — «с ума сошла? Ведь сладкое нужно для мозга!». Ох, даже удивительно, как человечество выживало до момента изобретения сникерса и халвы в шоколаде.

Еще более яростную реакцию вызвало мое намерение на время отказаться от фруктов. «Во фруктах витамины! Ты сорвешь себе обмен веществ!», — пророчили мне. Забегая вперед, скажу, что я сдавала анализ крови в середине и в конце своего эксперимента — и все было идеально.

На удивление, сахарный детокс дался мне намного легче, чем я ожидала. Я думала, что буду проходить мимо прилавков с банкам Нутеллы, стиснув зубы и мрачно страдая. Но, как бы странно это ни звучало, на деле я испытывала облегчение от того, что я могу не есть все эти торты, печенье и конфеты. Мне не надо было терзаться мыслями о том, могу ли я съесть еще одно пирожное. Не надо было выбирать, купить плитку молочного шоколада с орехами или ограничиться темным без добавок. Решение не есть сахар избавило меня от миллиона сомнений и терзаний, которые я раньше даже не осознавала.

Тяжелее всего мне дался отказ от фруктов — вот их мне действительно не хватало. Зато какими же вкусными они показались мне потом! Когда хмурым ноябрьским утром я разрезала свой первый после перерыва фрукт — это был розовый грейпфрут — восторгу моему не было предела. То, что говорят все, прошедшие через отказ от сахара, подтвердилось: вкусовые рецепторы как будто перезагружаются, и ты начинаешь гораздо сильнее чувствовать сладость фруктов. И вообще начинаешь гораздо больше наслаждаться едой — настоящей едой, а не результатами работы химиков-флейвористов.

Самой сложной частью эксперимента оказались попытки поесть вне дома — в ресторанах и кафе. Найти блюдо, совсем не содержащее сахара, оказалось  непростой задачей — и это при том, что я старалась выбирать заведения, позиционирующие себя как места здорового питания.

Я тщательно изучала меню и с пристрастием допрашивала официантов — и все равно несколько раз нарвалась. Так, например, я заказала овощной салат с помидорами и перепелиными яйцами — и обнаружила, что он щедро полит сладкой заправкой, о которой в меню не было ни слова. В модной бургерной, где я рассчитывала поесть без проблем, дела обстояли ничуть не лучше: булка – с сахаром, соус – с сахаром, салат — и тот с сахаром.

Сахар часто оказывается там, где меньше всего ожидаешь его найти — например, для меня было открытием, что рис для суши подслащивают (зато я поняла, почему они такие наркотически вкусные). Вообще количество скрытого сахара в нашей еде поражает. Люди часто отказываются от привычных трех ложек сахара в чай и думают, что ведут здоровый образ жизни — и при этом ежедневно съедают 20-25 ложек сахара, даже не подозревая об этом. За время своего эксперимента я узнала, что в кетчупе содержится больше сахара, чем в шоколадном соусе; что одна зефиринка уже содержит рекомендуемую дневную норму сахара; что в сухофруктах тоже полно сахара; что разнообразные сиропы агавы и конфеты на фруктозе, которые пропагандируют как полезную альтернативу сахару, на самом деле еще хуже него.

Изменения в своем состоянии я ощутила уже на вторую неделю эксперимента, а с каждой неделей мне становилось все лучше. Я стала намного бодрее. Перепады настроения и раздражительность, от которых я раньше так страдала, сошли на нет. Я стала гораздо яснее и быстрее мыслить — приступы вялости и заторможенности, которые часто нападали на меня раньше, прошли. Улучшилось пищеварение — теперь мне неведома такая вещь, как вздутие живота. Но самым удивительным было то, что у меня прошла экзема, с которой я до этого мучилась больше 20 лет и на лечение которой было спущено целое состояние.

Я завершила эксперимент накануне Нового года с твердым намерением не есть сахар и дальше — очень уж мне нравилось мое новое состояние бодрости и ясности. Но в свете предстоящих праздников волновалась: смогу ли я справиться с соблазнами? Не снесет ли мне крышу при виде сладостей, как пугали меня многие до начала моего эксперимента?

И вот я оказалась за праздничным столом в компании шоколадного торта ручной работы, бабушкиного домашнего пирога, двух коробок конфет с разными начинками и помадки. Раньше я бы попробовала все. И торт, и пирог, и все конфеты. А тут я съела пополам с мужем кусочек пирога и небольшой кусочек торта. И поняла, что больше не хочу! Я! Больше! Не хочу! Это было ощущением на грани фантастики.

Прошло полгода. Я по-прежнему практически не ем сладкое — кроме свежих фруктов — и отлично себя чувствую. Я могу съесть кусочек торта на празднике или мороженое в парке — если захочу. Но чаще всего я не хочу. Мне не приходится отказываться от сладкого, стиснув зубы и сжав волю в кулак. Это дается мне легко — во-первых, потому что все эти сладости уже не кажутся мне вкусными (они приторные до тошноты), а во-вторых, я теперь знаю, как буду чувствовать себя после. И поэтому я выбираю жизнь без сахара.

Оригинал

Добавить комментарий


Комментарии

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

Телефон: 8 (926) 132-08-28

E-mail: soznatelno@mail.ru

© 2017. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика