Сепарация с близкими как путь к себе

separatsiya-s-blizkimi-kak-put-k-sebe

Екатерина Зиновьева, психолог (персональный сайт www.rukumame.ru): Вечер. Дети уснули. Моя трёхлетняя дочь, положив мою руку себе под щёку, уснула у меня на коленях. Глажу её уже длинные, мягкие волосы. Моя девочка. Она такая моя: мой нос, мои глаза, такая же импульсивная и одновременно ранимая. Такая открытая и доверчивая мне…Так хочется продлить этот период, когда мы так близко друг к другу. Но она уже начала свой путь от меня, а я уже начала разжимать свою руку.

Сепарация

Грозное и страшное слово, означающее отделение. В случае с отношениями – это отделение

человека (фигуры, личности) от диады, тройки, группы и дальнейшее его функционирование уже отдельной, самостоятельной личностью. Сепарация – необходимое условие не только для формирования самостоятельности человека. Это вообще необходимое условие для того, что бы стать собой, быть хозяином своей жизни, ощущать радость и удовлетворение от неё.

Сепарация – отделение, выделение себя ИЗ. Это путь взросления и созревания личности. Итог её – независимость (финансовая и эмоциональная), уверенность в своих силах, чувство собственной ценности, понимание своих желаний, спокойствие и удовлетворенность.

Но это всё после, когда сепарация произошла

А пока этот процесс идёт, он похож на шторм в океане, на бурю, разносящую в клочья привычное и дорогое, на стихию, одновременно разрушающую и создающую. Когда начинается наш самостоятельный путь. В тот самый миг, когда перерезается пуповина, младенец на физическом уровне становится отдельным существом. Но в психическом плане он поймет это где-то месяцев около 9. Именно тогда он начнёт радостно уползать, а потом и убегать от мамы. А мама будет разрываться между страхом за удирающее чадо, желанием догнать его и вернуть под свой уютный и заботливый контроль и вожделенными минутами свободы и счастья подержать в руках еще что-то, кроме младенца.

Собственно, вот он процесс сепарации в упрощённом виде. Только проявляется он в каждом возрасте ребёнка по-разному. Во все возраста желание отделиться со стороны ребёнка звучит как: «Я не хочу подчиняться вашим правилам! Хочу свободы! Хочу сам за себя решать! Я лучше знаю, что мне нужно! Это моя жизнь, и я хочу жить её по-своему!».

Во все возраста желание удержать ребёнка звучит так: «Ты еще не достаточно взрослый и самостоятельный, чтобы решать сам! Ты не готов принять ответственность за свои поступки, поэтому должен слушаться меня! Я тебя так люблю и желаю тебе только самого лучшего! Я тебе плохого не посоветую! Я знаю лучше, чем ты!» Есть ли конец или итог у этого диалога? У всех по-разному.

Подростковый кризис

Многие думают, что преодолевая его, мы наконец-то сепарируемся. Дети начинают жить своей жизнью, часто на другой территории, самостоятельно принимать решения и «расхлёбывать» их последствия. А родители, потеряв возможность прямого влияния на своё чадо, в идеале начинают больше концентрироваться на себе. И наблюдают за отпущенным на свободу ребёнком «из-за кулис», маскируя своё участие под «дружеские советы».

Подростковый кризис похож на кризис рождения (собственно, как и любой кризис). Через боль и страх, через ощущение потери контроля и бессилия, по чуть-чуть, с каждой «схваткой» мы-мамы отпускаем ребёнка в мир. ФИЗИЧЕСКИ.

Но еще долгое время он будет с нами на связи психически. Очень долго в его голове будут звучать наши установки, ценности, замечания, да и просто наши слова. Как и в раннем детстве, внутренние мама и папа будут направлять, ругать или поддерживать своего уже выросшего ребёнка.

Это не плохо и не хорошо. Это закономерно. Ограничить и взять под свой контроль и это влияние – задача следующего витка сепарации. Часто он самый болезненный и самый длительный – «девятый вал» – самый большой, самый страшный, но лишь после него наступает тишина и спокойствие. И он неочевиден, так как происходит на уровне психики и души. Обычно этой волной накрывает в районе 30 (+-) лет. Но это, конечно, условная цифра, так как этот кризис сепарации может длиться годами и начинаться в разном возрасте.

Что происходит на этом витке. Если описывать это в форме психологического процесса, то выросший «ребёнок» подвергает критике те установки, которые были вложены в него ранее родителями, социумом, друзьями, стечением обстоятельств, составляя своё собственное мнение о процессах жизни, основываясь уже на СВОЁМ опыте. Иногда оно совпадает с исходным, иногда различается в корне. Этот собственный взгляд на вещи и на самого себя и лежит в основе нового, зрелого, уже своего СОБСТВЕННОГО мировоззрения.

Что лежит на пути создания этого мировоззрения. Весьма болезненные процессы:

— разочарование в своих авторитетах (родителях, учителях), признание их неидеальности, часто узости их восприятия. Отсюда временная потеря ориентиров, критический взгляд на их действия. Ну и обиды и осуждение их. Как же без этого!

— признание собственной неидеальности и совершенных уже ошибок. А со временем выдача себе права на ошибки и признание своей ценности несмотря на них.

— потребность ограничить влияние на себя со стороны близких и социума – отсюда выстраивание своих личных границ. И это очень болезненный процесс для всех участников. По началу человек начинает строить вокруг себя «2-х метровый железобетонный забор» (из страха не отстоять свои границы), а это чревато взаимными обидами, чувством одиночества и отвержением. На этом этапе сильно фильтруется окружение человека и нередко он остается совсем один наедине со своими новыми ценностями.

Это трудное испытание, так как вместе с этим человек лишается поддержки в трудные периоды и возможности разделить свои переживания. Это, собственно, способствует тому, что ему приходится справляться самому, в одиночку, искать опору в собственных ногах. Так приобретается независимость. И вера в свои силы.

Это требует немалого количества времени. Как правило, проходят годы. Этот девятый вал – еще одна инициация во взрослую жизнь. Помните Иванов-царевичей (иногда даже дурачков), которые должны были три пары сапог истоптать, три железных хлеба съесть, с бабой Ягой подружиться, Кощея Бессмертного победить, чтобы до возлюбленной своей добраться. И дальше жить вместе долго и счастливо. Вот это она и есть – сепарация = инициация.

НО! Сепарация – это обоюдный процесс. И тот второй, от которого вы сепарируетесь, будет отчаянно сопротивляться этому процессу, т.к. это тоже вынудит его столкнуться с теми же самыми переживаниями, которые происходят и у вас. А он не хочет! Он хочет и дальше влиять на вашу жизнь, получая, таким образом, чувство значимости и реализованности. Он будет обижаться на вас, обвинять в предательстве, отвержении, использовании. Будет становиться беспомощным и страдать.

Даже при собственной готовности сепарироваться, выдержать это давление и при этом остаться в близких отношениях с родным человеком очень тяжело. Неизбежно зашкаливает чувство вины. Но помимо этого у обеих сторон неминуемо возникает чувство потери из-за утраты прежних отношений. Из-за чего можно даже на время забыть, как в них было смертельно душно и вернуться.

Часто мы так боимся этой последней волны сепарации, понимая, что она окончательно вырвет нас из детства, причинит боль нам и нашим близким и заставит плыть дальше, опираясь только на себя, что мы избегаем её, не решаясь с ней встретиться. И всё продолжаем и продолжаем вести внутренние диалоги со своими родителями (и другими авторитетами), обвиняя и оправдываясь, обижаясь и доказывая, оценивая каждое свое действие их глазами. Даже, когда их уже давно нет в живых.

Сепарация – это процесс длиною в жизнь. Сначала мы отделяемся от своих родителей. А потом от своих детей. Каждый новый этап, каждый виток – начинается с кризиса, сопровождающегося потерей курса, бессилием, болью в связи с утратой прежних отношений, одиночеством. Каждый, оказываясь в этой точке, попадает на развилку – вернуть то, что было и остаться на предыдущем витке или повернуть в сторону «шторма», неотъемлемо предворяющего выход на следующий виток спирали.

… Я глажу мою девочку по волосам. Она пока еще такая моя. У неё моя мимика, она повторяет мои выражения и хочет быть похожей на меня. Но я знаю, что неумолимые волны сепарации с каждой новой волной будут уносить её всё дальше от меня и всё ближе приближать её к ней самой. И я уже потихоньку разжимаю свою руку,…. хотя моё материнское сердце хочет схватить её в охапку, зарыться в её волосы и вдыхать, впитывать каждый миг её детства, плача о неизбежности расставания с ней.

 

Телесные наказания детей — побои или воспитание. Опыт проверившего на своей шкуре «вкус» ремня, и что это дало спустя годы

telesnye-nakazaniya-detej-poboi-ili-vospitanie-opyt-proverivshego-na-svoej-shkure-vkus-remnya-i-chto-eto-dalo-spustya-gody

Андрей Вишняков, психолог, тренер, практик: В сети пошла массовая пропаганда «декриминализации семейного насилия», под эгидой «психологов» стали выходить статьи в которых одобряется порка детей и шлёпанье. Читатели читают, видят подпись «психолог», опубликовано это в солидном месте и покупаются на эту, якобы «профессиональную» галиматью.

У меня нет выхода на такие «солидные» источники вещания «истины», поэтому вся надежда на Ваши перепосты, возможно кто-то из родителей задумается.

Мне сейчас 48 лет и из них больше 10 лет я активно проходил личную психотерапию в самых разных форматах, участвовал как клиент во многих группах и тренингах, был на многих мужских группах. И примерно столько же лет сам вел клиентов и тренинги, столкнулся с сотнями личных историй, в которых фигурировал ремень как «средство воспитания».

И я знаю теперь одно — это насилие, избиение, какими бы благородными целями оно не прикрывалось. Люди не животные, и их не надо «дрессировать» методом кнута и пряника.

Моя история про такое «воспитание» и последствия, с которыми всю жизнь пришоось разребаться.

Мама развелась с отцом когда мне был всего годик. Кроме меня был ещё ребенок — старший на 3 года брат. Мать вынуждена была пойти работать, а это была работа по сменам телефонисткой в воинской части. Таким образом её часто не было дома, а когда приходила была уставшая, вынуждена была заниматься хозяйством, а это был «финский дом» без удобств, а не квартира.

Развод заставил маму подсобраться, включить механизм «отец бросил вас, он бл…н и козёл и вы никому не нужны, кроме меня». Ну и дальше по программе, что мы «должны помогать маме, быть послушными и справляться со всем сами».

По большому счету, вместе с отцом я потерял и мать, не в физическом смысле, а в эмоциональном — теплую и принимающую, прощающую и поддерживающую. В материальном плане она готова была разбиться в лепешку, но сделать нас «счастливыми». Поэтому у неё меньше трех работ потом и не было: уборщица, завхоз, оператор котельной, дворник. Одна из работ всегда была на сутки.

Понятно, ей было тяжело. Алименты на двоих составляли 22 рубля, при минимальной в СССР пенсии в 70 рублей. Мы были очень бедными. И очень нам, как детям, не хотелось огорчать маму, где-то и поддержать. Но мы часто были предоставлены сами себе и нас мало кто учил как справляться с ситуациями.

Чаще всего был приказ от матери что-то сделать, убраться, помыть посуду, сделать уроки, помыть обувь. Но это не было ни игрой, ни совместным трудом вместе со взрослыми. Фактически нас сделали «взрослыми» и спрашивали по полной за выполнение приказов. Любая ошибка, забывание что-то сделать вызывали гнев матери и, как следствие, крик и «воспитание» ремнем. Иногда это называлось «дурь выбить», но чаще сопровождалось вопросом «Ты будешь мать слушаться?!».

Со скольких лет нас пороли? Мама говорит что отец применил ремень в отношении брата когда тому было 3 годика. Брат сам пришел из садика домой, за что и получил солдатским ремнем. Мать с гордостью показывает руку, на которой след от пряжки, это она вступилась за брата и получила ремнем по руке.

Опять же, со слов матери, брат после этого спрятался где-то в трубе под шоссе и не хотел оттуда вылезать. Можно представить тот ужас, который он испытал. Проявил инициативу, самостоятельность, своеобразную «взрослость» и огрёб. Отец, который должен защищать сына, поддерживать его смелость, инициативу, подавляет всё это. Не мудрено, что уже в подростковом возрасте брата у них произошел конфликт и до смерти отца брат не хотел с ним общаться.

А собственно, кто отвечал за то, что брат спокойно ушёл из садика? Кого наказывать надо было? И, собственно, какая катастрофа случилась что в 3 годика надо ремень было включить в воспитание? И чему это научило бы брата? И, главное, КТО воспринял бы «урок»? Какова дееспособность ребёнка в 3 года, то есть способность осознавать последствия своих действий и нести обязанности.

А если брата воспитатель терроризировал и он не выдержал? А если живот заболел и т. п. Его кто-то спросил? Он «нарушил» правила, этого, типа, достаточно. Ведь это же хорошее правило, быть в советском детском садике целый день без родителей. Кто там был, меня сейчас понимает. Из моих знакомых не знаю ни кого, кто бы был от садиков в восторге. Большинство описывают как фильм ужасов. И так ли нужен ремень, чтобы наказать ребенка за уход оттуда? Маме с папой. «Здравствуй сын, я тебе очень «рад», на-ка пряжкой по заднице, прими «воспитание«.

На мой взрослый вопрос, почему мать брата от ремня отца защищала, а нас сама порола, она отвечает, что в 3 годика нельзя ещё пороть, рано. Ну, а вот лет в 5-6 уже можно, поскольку уже «голова на плечах». Странно, почему уголовная ответственность только с 14 лет, а так бы всех лет с 5 и сажали бы, раз соображалка уже есть.

На вопрос, а зачем ремнём-то бить, звучит ответ: «А как вас ещё было воспитывать?». Но я бы задал другой вопрос, когда воспитывать? Если ты на трех работах и дома не бываешь.

Войти в положении матери можно, и даже понять. Полная вымотанность, желание всё чтобы было как лучше, чтобы никто не подумал что она «плохая мать». Желание, чтобы хотя бы дети «любили» и поддерживали её, раз муж предал и оставил. Эти ж не должны предавать, а должны «слушаться», чтобы хоть чуть чуть облегчить ей жизнь.

И вот тут появлялся ремень. Именно как средство «воспитания». Плохо помыл посуду или пол в 4-5 лет — получи. Что-то разбил — получи. Подрался с братом — получи. Учителя в школе нажаловались — получи. Порезал обивку дверей в подъезде из мести — получи. Главное, никогда не знаешь когда и за что получишь.

Страх. Постоянный страх. Всё детство в страхе что будет больно, невыносимо больно. Страх, что получишь пряжкой по голове. Страх что выбьет глаз. Страх, что мать не остановится и тебя убьет. Женщина, мать, которая тебя должна защищать от угроз, от повреждений, от врагов превращается в монстра, от которого не знаешь чего ожидать.

Я даже не смогу описать, что я испытывал, когда от ремня залезал под кровать, а мать оттуда доставала и «воспитывала». Когда я залезал в шкаф и там находила. Но самое страшное, когда я или брат прятались в туалет или ванной, а мать срывала щеколду, вытаскивала оттуда и порола. В квартире не было ни одного уголка где бы можно было спрятаться от «воспитания».

«Мой дом — моя крепость». Ха. У меня ДО СИХ ПОР нет своего дома, кроме моей большой машины, переоборудованной для путешествий. И только с машиной в 40 лет оно, ощущение «дома» появилось. Мать выбила, в прямом смысле, из меня ощущение, что дом — это то место, где хорошо и безопасно. И что она мне, скажите, «воспитала» этим ремнём?

Страх. Я всю свою жизнь боялся сделать что-то «не так». Превратился в перфекциониста, который должен всё делать на «отлично». Скажите, а чего такого, это же даже хорошо, дерьма делать не будешь. Как бы не так. На ошибках люди учатся, сперва делают так себе, потом исправляют и с каждым разом делают всё успешнее. А мне ведь ошибаться нельзя, за это можно и ремнем получить, поэтому как лучше всего делать? А НИКАКАК . Лучше и не начинать, тогда ты просто «оболтус» и «ленивый». Но ремень всё же больнее.

И теперь представьте через какие самобичевания, усилия, сомнения мне приходилось проходить, чтобы хоть что-то начать. А сколько я бросил интересных увлечений, натолкнувшись на малейшее препятствие. А сколько я на себе волос вырвал и на сколько дней, месяцев зависал в мыслях, что ни на что не способен.

Как тут «помогал» ремень? Ну, видимо, по представлениям матери он ограждал меня от ошибок. Кто же будет ошибаться, зная что ремень это больно? А знаете, что ребенок в такой момент думает, если накосячил? А я знаю. «Я урод, все делаю через жопу. Ну зачем я маму расстроил? Ну кто меня просил так делать? Я сам во всем виноват!».

Вряд ли поклонники «воспитания» ремнем содрогнутся, а у меня слёзы наворачиваются, когда вспоминаю как я бросался в ноги к матери и умолял: «Мамочка только не бей! Мамочка прости, я больше не буду!». Мне в тот момент было без разницы, буду я делать так же снова или нет, мне хотелось одного, чтобы не били. «Воспитание».

Как-то у матери я не давно спросил, понимает ли она, что это БОЛЬНО, ремнем по спине, по плечам, по заду, по ногам. Знаете что она говорит? «Да где там больно? Не выдумывай!». И молчит, когда я ей предлагаю представить, что ее ремнем охаживает великан килограмм 200. Ведь ребенок весит 20 кг, а мама под 70. На секунду представьте размах и силу удара женщины, находящейся в гневе. Если вы не поклонник BDSM, а вы в 3 раза меньше по размерам, думаю передёрнет .

Но это было ещё не полное «воспитание», я вытеснил, а мама напомнила, что у нас всегда дома была хворостина, фактически розги, и мать ее активно применяла. Впрочем, как и прыгалки. Только вот мама до сих пор не довольна, что мы эту хворостину постоянно от нее прятали.

Знаете, игра такая, веселая, называется «спрячь хворостину». И вовсе не потому, что это не выносимо получать розгами по детскому телу. Не верите, что больно? А в лесу срежьте и стеганите себя по руке-ноге. Проверите. А теперь представьте, что у вас детская кожа и детская чувствительность и «повоспитывайте» себя, наверняка где-то накосячили в последние дни и есть за что наказать себя .

Резонно спросите, а что такого? Уже все в прошлом. Да и мама вот говорит, что только благодаря ремню не спились, не скурились и стали людьми. Стали же? И вот теперь про то, что же «стало», про то, что не любят говорить, проводя параллель. Я провел, поскольку психотерапия давалась трудно и многое сопоставил и многое всплыло и дало ответы откуда у меня взрослого проблемы.

Но пока снова в детство. Думаете порка предотвращала наши с братом косяки? Да ни на грамм. Как мы дурили, так и дурили. Как учителя жаловались, так и жаловались. Как что-то ломали, так и ломали. Как дрались, так и дрались. То есть «воспитывать» ремнем было всегда за что.

Спрашивается, где эффект? Где уменьшение причин для ремня? Где лучше успеваемость в школе? Где меньше опозданий? Где меньше хулиганских пацанских проступков, типа наворовать яблок на дачах или взорвать карбид на стройке. Где ответственность за поступки? Может нас удержала мать ремнем от чего-то более страшного?  Одна беда, всё время было за что наказать, значит в ангелов не превращались. А может это был задел на взрослые годы? Ведь целью «воспитания» является будущее, и по фигу что ребенку в-сейчас страшно и больно, зато потом…

Так вот. Чувства. Знаете какое было главное когда стал чуть постарше? Удивитесь — месть. «Вырасту — отомщу!». Хотелось одного, отплатить матери за боль тогда, когда появятся физические силы. Ударить в ответ. Наверное найдутся и те любители порки, кто сейчас скажет : «Вот сволочь, мать ему всю жизнь отдавала, человека из него вырастить хотела, а он — неблагодарный!». Так до того, как я в «человека» стал расти, я прошел опыт зверька, загнанного в угол. Я, как любой зверь, хотел бросаться и кусать того, кто делает ему больно. Инстинкт. Защита своей жизни. Но от кого? Кто тот агрессор, который делает тебе больно? Родная мать. Думаете она была мне в тот момент «родной»? В ответ на боль, я хотел одно — сделать больно в ответ, а если не сейчас, то отомстить!

Поверьте, это страшно, хотеть убить свою родную мать, которую ещё и любишь. С каждым её «воспитанием» ремнем или хворостиной, я всё дальше и дальше от неё отдалялся. Став взрослым, она стала мне совсем чужим человеком, эмоциональной близости нет совсем, только «родная кровь» и благодарность за то, что вырастила. Всё. Теплоте не откуда взяться. Она потеряла меня там, когда уничтожала.

Скажите, не выдумывай! Она ж тебе же лучше делала, предостерегая тебя от ошибок. Ан нет, именно «уничтожала» мою животную, самцовую сущность по защите себя, своего тела. Она лишала меня возможности сопротивляться, защищать себя от боли, отвечая агрессией на агрессию. Она вносила странное понятие «любви» в мою реальность. «Любовь — это когда больно».

И уже тогда я научился закрывать Сердце. Уже тогда я научился агрессировать на каждый «наезд» или «непонимание» в отношениях. Я научился замораживаться и выключать все чувства, просто исчезая из коммуникации. Уже тогда я научился быть в отношениях, которые меня разрушают, в которых мне больно.

Но самое печальное, я «научился» отключать тело, ощущения, боль. И потом много много спортивных травм, истязания себя в марафонах, обмерзания в походах, бесчисленные ушибы и синяки. И осторожности ноль и заботы о теле. Мне просто было ПЛЕВАТЬ на свое тело, болит, болеет ну и хрен бы с ним. А то и вовсе не замечал что что-то повредил и надо бы лечить. Результат — убитые колени, спина, травматический геморрой, истощенный организм, плохой иммунитет. Так чему тут ремнем «воспитали»?

В мои 12-13 лет произошел переворот. Мать пришла как-то с мужиком домой, и шла к себе в комнату через мою, проходную. Ну и ногой стала с дороги отшвыривать мои машинки и солдатики. Сказала что «выбросит вообще, если ещё раз такое увидит». Я заступился за игрушки, за что получил пинка — «воспитывала».

Ну, а теперь на секунду представьте, сколько во мне накопилось на тот момент «воспитания», если я встал и сказал ей: «Ещё раз тронешь — убью!». Родной матери. Наверное это предполагалось эффектом «воспитания-порки»? Вот ведь гад, воскликнут адепты ремня, ведь мать всю жизнь ему отдала, горбатилась на 3-х работах, замуж даже не вышла повторно. А кто «воспитал гадом»?

И вот вопрос, а убил бы? А кто проверил? Больше меня ни разу мать не тронула. Мужик попытался влезть, на что был послан, и вот ему бы точно глотку в тот момент перегрыз бы. Он понял и не лез.

Результат для будущего? Отсутствие доверия к женщинам. Постоянные агрессивные реакции на любое их «нарушение» моих интересов, границ. Фактически невозможность строить нормальные, спокойные принимающие отношения. Почти полное отсутствие толерантности (терпимости) к ошибкам и несовершенству партнерши. Практически мгновенное выключение чувств и отстранение от человека. Иногда наказывал холодностью, превращаясь в киборга. Ну и эта гребаная «истеричность», психические срывы если что-то идет не так. Повышенный голос, часто просто орал во весь голос, суета, разбитые о стены кружки. Ушли сотни часов терапии и тренингов чтобы хоть что-то с этим сделать.

Но, самое печальное, я боялся быть… отцом. Да! Я не хотел своим детям той же судьбы, что была у меня! Я знал, что агрессивный и что я начну бить детей, а я не хотел их бить, ой, простите, «воспитывать». Я не хотел на них орать, а я знал, что буду орать. Итог — у меня нет детей, мне 48 лет и не факт что уже есть здоровье их «организовать». Выстудил себе весь организм, помните «заботу» о себе?

Брат, знаете, что подростком заявил матери? «Я не дам тебе своих детей на воспитание!». Именно потому, что она била его, ой, «воспитывала ремнем». Мать до сих пор ему это заявление простить не может. Уже правнуки. Отношения у них натянутые и мама брату периодически мозг выносит, доводя до белого каления .

Когда братовой дочке было 1,5 годика, мать меня просила убедить брата, чтобы он «надавал по губам внучке». Знаете за что? Она кусала тётю, которой было за 80 и брат взял её к себе в квартиру и поселил ее в комнате дочки. Та тупо воевала с «агрессором», занявшим её территорию. Но мамина фраза шикарна: «Если ей сейчас по губам не надавать, что же из неё вырастет?» .

Повторюсь, девочке было полтора (!) годика. «Воспитание», закричат адепты ремня. «Защита своих границ», скажет адекватный психолог. А способ не тот? А какой он у ребенка в этом возрасте, если и говорить еще не умеет? И если чужая женщина-завоеватель норовит на руки взять? Отнимите у домашней собачки вкусную косточку…

Чему научит «воспитание»? То что не защищай себя, свою территорию? И как выросшая девушка поведет себя когда на неё нападут? А когда травить в классе или на работе будут? А когда собственности лишать будут? Условный рефлекс собачки Павлова как сработает? Правильно, не рыпайся, а то по губам получишь. И не будет рыпаться и кричать, даже если грабят или насилуют. Поверьте, десятки таких клиенток было.

Отношения. В 15 лет я запал на девушку и это был полный каюк. Ругались-мирились-расставались-сходились-ругались-расставались-женились-ругались-развелись. Помните, «любовь, когда больно». Мне было ОЧЕНЬ больно. Бесконечные ссоры, предательства, претензии. Так 7 лет, из них всего 2 года брака.

Я женился в 21 год с полным ощущением того, что это мой ПОСЛЕДНИЙ шанс, и что я такой «урод» никому больше не нужен. Ведь фраза при «порке-воспитании» была: «Всю жизнь матери испортили! Не любите совсем мать!». То есть я не любящий человек, сволочь и козел, весь в отца. Никакая нормальная женщина не полюбит и замуж за тебя не захочет.

Моя мужская самооценка была равна нулю, хотя я был обладателем мускулинного крепкого тела. «Я из тебя всю дурь выбью!» — фраза от мамы, выбила и остатки самоуважения и самоценности. Я же все только порчу, за что и получаю ремня. Поэтому, каких-то нормальных отношений у меня и не было, даже на дискотеках боялся подходить к девушкам. Да я вообще БОЯЛСЯ женщин. Просто как данность, не знал что с ними делать и что от них можно ожидать. Итог — совершенно разрушительный брак, который меня вымотал до основания. Так чему там мама «воспитывала ремнём»? Уверенности в себе?

И вот теперь главный результат маминой «любви» ко мне через ремень. Брак был последней каплей, жена «воспитывала» меня шантажируя сексом и вынося мозг не хуже мамы. «Любовь» становилась все больнее и больнее. Развод и Сердце закрылось. Намертво. Следующие 25 лет я даже не влюблялся! Быть в близости, доверять, стало слишком опасно.

Спросите, как это-то с поркой связано? Да просто, чем ближе человек, тем рядом с ним больнее и лучше быть от близости подальше. Там била-«воспитывала» самый родной человек мама, тут моя первая любовь, любимая женщина тоже делала больно, «воспитывала». Учительница, кстати. И тоже, я ж во всём виноват. Боялся встретиться случайно с женой много лет, чтобы опять не вернуться в эту «жизнь в любви». И 20 лет после развода называл ее «женой», а не «бывшей». Привычка быть в ситуации насилия, хотя бы над собой.

Ну можно ещё описать «побочные» эффекты от «воспитания». Кратенько.

По молодости, да и сейчас порой, страх ввязаться в драку, тело просто вымораживается и внутри живет «поражение», ведь матери я как защищающий себя проиграл много раз. Просто всё обмякает, страшно. И не помогает даже черный пояс и выигранные драки. Тело предает, научилось сдаваться. Фигня? А если надо будет защищать близких? А если кого-то надо в транспорте защитить?

Постоянно мышцы низа спины, ягодицы в гипертонусе. Как собрались тогда, так и не расслабляются больше. Зад круглый, красивый, говорят женщины, но и геморрой пришлось лечить и спина-колени больные. Вообще тело плохо расслабляется, ведь «кругом враги», я все время на стреме и жду удара. Мать была не предсказуема и ремень в любой миг мог начать свистеть в воздухе.

Я пессемист и склонен к депрессивному состоянию. Точняк результат «воспитания ремнем», поскольку в детстве перспективы не было, а точно знал, что «прилетит». Постоянное ожидание негатива и неверие, что беда обойдет стороной. Перестраховываюсь везде и всюду. Тотальный контроль.

Ну и постоянное нежелание убираться, мыть посуду, заниматься хозяйством. За все за это пороли и, когда стал взрослым и самостоятельным, вошел в тотальный протест. Просто забиваю на все домашние дела, уборку, ремонт. А-у-у! Где же ты, подкрепление позитивного опыта «ремнем-воспитателем»?

Семейственность. Нету. Тотально. С братом вижусь раз в год на его день рождения. С матерью раньше не чаще пару раз в год, сейчас проще, поскольку почти не цепляют её закидоны и уже мало на что реагирую. Стараюсь принимать как есть, но особой теплоты нет. «Воспитание» сильно отдалило. С другими представителями и материнского и отцовского рода желания общаться нет. Я стал волком-одиночкой и не ценю родственность. С племянниками и их детьми не общаюсь.

Одиночество. Это страшно, когда ты, ребенком, знаешь что тебе некуда пойти за защитой. Мать — бог всевершитель. Хочет любит, хочет наказывает. Ты остаешься один. Совсем. Тотально. Главная мечта детства — уйти в лес и там умереть, как слоны в саванне, чтобы трупным запахом никому не мешать. Я ВСЕМ МЕШАЮ! Главное ощущение, преследующее меня и в детстве и во взрослой жизни — Я ВСЕ ПОРЧУ! И одиночество.

Бог. А зачем? Чтобы так же наказывал-воспитывал как мать? Можно ли ему верить? А где он был, когда меня мать «воспитывала» и мне было страшно до безумия?! Когда я вопил от ужаса, моля мать о пощаде. Он мне помог? Я спроецировал на него всеужасающую Мать и потерял его, и тут стал волком-одиночкой. Потребовались годы, чтобы научиться доверять и принимать, опираться. Годы тотального одиночества.

Семья. После развода так и не женился, никого из тех, с кем жил не любил, открыто говорил, что детей не хочу. Фактически семью ни с кем и не построил. Возможности быть «близким» полностью утратились. Ушли годы терапии и мужских групп, чтобы снова открыть Сердце, начать любить. «Воспитание»… чего? Не спился зато, и не скурился. Показатель счастливой жизни, однако.

Знаете, какой у меня любимый тренинг, который я провел много раз? Про границы. Мать, своим «воспитанием ремнем» переходила все границы, и физические, и эмоциональные, и поведенческие и социальные. Я стал экспертом по границам и учу людей их защищать .

Последнее. Знаете, что самое страшное когда тебя ремнем «воспитывают» и им плевать что ты чувствуешь в этот момент? ТЕБЯ НЕТ. Ты нуль. Ты прозрачный. Ты механизм, который плохо работает. Ты отравитель чей-то жизни. Ты беспокойство. Ты не человек, ты НИКТО и с тобой можно делать все, что угодно. Ты кукла, которая плохо работает и её надо починить. А знаете как это для ребенка быть «прозрачным» для своей матери, отца?

Лучше и не знать. Воспитывайте лучше своих детей без ремня. Видьте их, принимайте их, ругайте их действия, но не превращайте их в «плохих». «Хороший индеец — мертвый индеец». Ребёнок может и «умереть» символически, «убив» в себе всё, что мешает жить маме и папе, фактически Себя. Став удобным, куклой. Либо став агрессивным и активно воюющим со всем миром. Что ничуть не лучше.

ЛЮ БИТЬ. Правда что-то общее слово содержит? Собачек тоже любят и «воспитывают» дрессируя. Вы хотите чтобы из ребенка кто вырос? Преданная собачка, которая вас не огорчает? Озлобленный зверёк? Или человек, любящий жизнь, мир, вас, других, себя?

«Других же били и вон, ни чего, люди выросли». Спросите у них, как им было и как есть в тех темах, что я тут описал. Спросите у их близких, каково им быть рядом с этими «продуктами воспитания ремнём». Многое интересное узнаете.

Оригинал

Промышленные яды: как химикаты из косметики и лекарств отравляют нашу жизнь

promyshlennye-yady-kak-himikaty-iz-kosmetiki-i-lekarstv-otravlyayut-nashu-zhizn

Яды в наше время производятся в промышленных масштабах — пища, лекарства, одежда, шампуни и другие средства содержат химикаты или создаются с их использованием.

Влияние этих веществ на природу и на жизнь человека не всегда предсказуемо. Публикуем отрывок из книги профессора Алана Колока «Современные яды: Дозы, действие, последствия».

«Современные яды: Дозы, действие, последствия»

В самом конце прошлого века, между 1999 и 2000 гг., Дана Колпин и небольшая группа ее товарищей по геологоразведке были очень заняты. На протяжении двух лет они проводили общенациональное обследование 139 проточных водоемов в 30 штатах для измерения уровня загрязнителей в них.

Они собрали пробы воды и анализировали их на наличие разнообразных продуктов фармацевтической промышленности, в том числе ветеринарных и человеческих антибиотиков, других лекарственных средств, стероидов и гормонов. Также они проводили тесты на некоторые вещества, используемые в средствах личной гигиены, в том числе ДЭТА (N,N-диэтил-м-толуамид), основной компонент многих репеллентов, и триклозан, антибактериальное вещество, содержащееся в мыле и моющих средствах.

Хотя для анализов были специально выбраны водоемы, находящиеся вблизи потенциальных источников загрязнения, и большинство веществ были обнаружены в низких концентрациях (меньше одной части на миллиард), результаты все равно оказались шокирующими. В 80 % обследованных водоемов были обнаружены разнообразные вещества, в среднем семи наименований, в измеряемых концентрациях.

Многие из этих веществ принадлежали к категории фармацевтических продуктов и средств личной гигиены — группе, которая до недавнего времени не считалась токсикологически опасной. Результаты исследования озаботили специалистов; для многих из этих веществ до сих пор не существовало критериев чистоты воды, поэтому было неясно, представляют ли обнаруженные концентрации какой-либо риск.

Несмотря на то что эти концентрации в целом были невысоки, повсеместность распространенности этих веществ в окружающей среде заставила ученых задуматься об их потенциальной токсичности и заняться более пристальным рассмотрением их жизненного цикла, начиная от производства через личное использование потребителями и заканчивая конечной утилизацией.

  • Современный человек пользуется лекарствами в немыслимых объемах. Так, например, ежегодное потребление аспирина в США превосходит 10 000 тонн

Американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов разделяет эти вещества на две категории: косметические и лекарственные средства. Косметические средства используются преимущественно с очищающей или эстетической целью, а лекарства предназначены для диагностики, лечения, борьбы с симптомами или профилактики заболеваний.

Солнцезащитные кремы и средства от прыщей действуют на структуры и функции организма, поэтому они также попадают в категорию лекарств. Но есть и такие продукты, например увлажняющие солнцезащитные средства и шампуни от перхоти, которые размывают грань между двумя группами и принадлежат одновременно к обеим.

Современный человек пользуется лекарствами в немыслимых объемах. В 2013 г. в Соединенных Штатах было выписано более 4 млрд рецептов; более 45 % населения получают по рецепту как минимум одно лекарство в месяц. Уровень употребления лекарств, продаваемых без рецепта, впечатляет не меньше: так, например, ежегодное потребление аспирина в США превосходит 10 000 т.

За использованием различных ингредиентов средств личной гигиены уследить сложнее, так как эти продукты представляют собой смеси различных веществ, формулы которых нередко защищены патентами. Таким образом, конкретный химический состав продукта и, следовательно, дозу того или иного вещества, воздействующую на пользующегося им человека, оценить бывает трудно. Однако общее количество существующих и применяемых средств личной гигиены огромно.

По данным Рабочей группы по охране окружающей среды, женщины в среднем используют девять средств личной гигиены каждый день, при этом 1 % мужчин и 25 % женщин используют каждый день 15 и более различных продуктов из этой группы. К ним относятся бальзамы для губ, одеколоны, дезодоранты, духи, лосьоны, декоративная косметика, различные кремы, в том числе для бритья, влажные салфетки, ватные палочки и диски, туалетная бумага, одноразовые носовые платки и т. д. В состав этих продуктов входит более 10 500 уникальных химических соединений.

При этом многие из этих веществ содержатся не в каком-то одном продукте, а распределены по многим. Например, антибиотик триклозан входит в состав целого ряда различных бактериальных мыл, зубных паст, блеска для губ, кремов для первой помощи, дезодорантов и даже в некоторые разновидности кухонной утвари, матрасов и детских игрушек.

Производство и применение фармацевтических продуктов и средств личной гигиены

Высокая потребность в промышленных продуктах этой группы обусловила быстрое развитие химической отрасли, поставляющей их на прилавки.

В области фармацевтики в очень большой степени задействованы международные связи, так как 80 % активных ингредиентов и 40 % готовых лекарств, потребляемых в США, производятся за пределами страны. Главные поставщики, удовлетворяющие сегодня потребности американского фармацевтического рынка, — Индия и Китай, на которых эта задача взвалила серьезное бремя проблем с загрязнением водной среды.

Наверное, самый поразительный пример чрезмерного сброса фармацевтических продуктов в окружающую среду — ситуация в индийском городе Патанчеру, неподалеку от Хайдарабада. Этот регион стал центром индийской фармацевтической промышленности; здесь сосредоточено более 90 заводов. Как это бывает со многими химическими процессами, увеличение производства может вести к соответствующему увеличению потерь продукта через стоки. Поэтому стоки фармацевтических предприятий вокруг Патанчеру обрабатывались перед сбросом в окружающую среду.

К несчастью, очистные сооружения Patancheru Environ Tech Ltd., которые должны были удалять из воды эти химические вещества, не соответствовали задаче, и стоки фармацевтических предприятий содержали фармацевтические продукты в очень высоких концентрациях. Одиннадцать веществ, в том числе шесть антибиотиков, регулятор артериального давления, четыре блокатора рецепторов и ингибитор обратного всасывания серотонина были обнаружены в стоках в концентрации свыше микрограммов на литр.

Это достаточно серьезные количества, превосходящие допустимый уровень токсичности для водных организмов. Больше всего, до 31 мг / л, в воде обнаружилось антибиотика ципрофлоксацина: эта концентрация превышала терапевтическую дозировку данного препарата! Аналогичная ситуация сложилась в Китае, где в стоках, сбрасываемых в реку, и в самой речной воде были выявлены количества антибиотика окситетрациклина до нескольких миллиграммов на литр.

Путь от производства химических составляющих до конечного продукта в домашней аптечке может быть для разных средств очень разным. Некоторые из них в своем коммерческом виде поступают в США от зарубежных производителей, а другие изготавливаются из произведенных в других странах ингредиентов. Но какими бы ни были промежуточные шаги между производителем химических веществ и потребителем, практически любой гражданин США пользуется фармацевтическими продуктами и средствами личной гигиены.

Безопасность средств личной гигиены, как и лекарств, регулируется Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами, хотя законы, относящиеся к средствам личной гигиены, менее строги, чем относящиеся к лекарствам. Закон запрещает продажу поддельных и неверно маркированных косметических товаров, но не дает Управлению полномочий требовать предпродажного одобрения ингредиентов этих средств. Единственное исключение — красители, которые должны проходить процедуру одобрения. Так что за безопасность этой продукции несет ответственность не Управление, а сами производители.

Один из печальных примеров непреднамеренной токсикации связан с некоторыми продуктами для ухода за волосами, в том числе распрямителями. Эти продукты содержат экстракты плаценты животных, которые, в свою очередь, содержат прогестерон, эстрогены и гормоны роста — биоактивные вещества. Кроме того, эти продукты обычно применяются достаточно долго. Было установлено, что гормоны роста усиливают рост волосяных фолликулов и уменьшают выпадение волос, скорее всего, благодаря стимулированию формирования новых кровеносных капилляров и последующему увеличению притока крови к волосяным луковицам.

Однако эти продукты также могут негативно влиять на здоровье: ускоряют наступление менархе (первого менструального цикла) у девочек и стимулируют формирование миомы матки (доброкачественной опухоли, формирующейся из гладкой мышечной ткани, которая только в редких случаях становится злокачественной) у взрослых женщин. Наверное, самые неприятные эффекты эти средства вызывают при использовании маленькими девочками. Было установлено, что средства для ухода за волосами могут вызывать преждевременное развитие вторичных половых признаков (рост груди и появление лобковых волос) у детей уже в возрасте 14 месяцев! К счастью, при прекращении применения продукта дети возвращаются к нормальной, соответствующей возрасту, стадии развития.

Возможно, это крайний случай, но многие лекарственные и косметические средства специально разрабатываются для того, чтобы использовать биологическую активность, то есть вызывать клеточные изменения. Стероиды, антибиотики и все прочие лекарства биологически активны; они взаимодействуют со специфическими путями метаболизма и процессами, которые происходят в организме реципиента — человека или животного.

Именно в этих клеточных и молекулярных изменениях и кроются проблемы: вне зависимости от того, какова цель использования средства, не все изменения оказываются благоприятными, а, кроме того, их влияние не ограничивается непосредственным потребителем продукта.

Оригинал

Людмила Петрановская: Изъятие приемных детей – это чудовищный непрофессионализм сотрудников опеки и жестокое обращение с детьми

lyudmila-petranovskaya-izyatie-priemnyh-detej-eto-chudovishhinyj-neprofessionalizm-sotrudnikov-op

В Москве органы опеки и попечительства и сотрудники полиции изъяли из приемной семьи 10 детей. Ситуацию комментирует педагог-психолог, специалист по семейному устройству Людмила Петрановская.

Мне и коллегам очень не хотелось выносить ситуацию на широкое обсуждение, пока сохранялась надежда разрешить все мирно и быстро. Сегодня это было сделано без нас, причем с искажениями, с разглашением диагнозов детей и без согласования с приемной мамой конкретного содержания комментариев. В результате начались бурные обсуждения «бил или не бил» и прочее перемывание косточек семье.

В связи с этим призыв, просьба, воззвание, назовите как хотите, ко всем, кто участвует в обсуждении, будь это просто люди в соцсетях или – особенно – СМИ.

Давайте сохранять корректность и адекватность.

Мы не знаем, не можем знать и не должны пока знать, имело место или нет физическое наказание ребенка.

Мне лично, поскольку мы неплохо знакомы со Светланой, в это трудно поверить, но мои ощущения тут ни при чем. Поступила информация, должна быть проведена работа по ее проверке. Профессиональная работа в сотрудничестве с приемными родителями.

Что мы знаем, так это то, что на основании только лишь слов 6-летнего ребенка, не проведя не то что никакой работы – даже никакой беседы с приемными родителями, у семьи отбирают 10 детей, включая усыновленных. Детям врут в процессе, приемной маме не дают на руки никаких документов об отобрании, детей раскидывают по приютам и больницам, не обеспечив терапией.

Приемная мама предлагала множество вариантов на время разбирательства: детей могли забрать родные, семья была готова на любые формы сотрудничества для выяснения сути дела. Но им не дают даже навестить детей (по крайней мере на вчерашний вечер ситуация была такая).

Все это чудовищный непрофессионализм и по сути является жестоким обращением с детьми. Намного более жестоким, чем гипотетически имевшее место физическое наказание.

При этом маму уговаривают не волноваться, ведь «детям там хорошо, их развлекают».

Специалисты, которые не представляют себе, что происходит с ребенком, когда его вот так забирают из семьи и отправляют в приют, профнепригодны.

Специалисты, которые не знают психологических особенностей детей, проведших первые годы жизни в учреждении, например, того, что ребенок нередко готов сказать все, что от него хотят услышать, любому взрослому, чтобы быть в центре внимания, и что нужно каждый раз вникать и разбираться с привлечением детских психологов, прежде чем переходить к оргвыводам, просто опасны.

Это все равно что врач, который не знает анатомии и физиологии. Им нечего делать в сфере защиты прав детей.

Обсуждать чужие семьи может быть увлекательно и приятно, но благополучие каждого из нас и наших детей зависит не от того, было что-то или не было в какой-то отдельной приемной семье. Оно зависит от профессионализма специалистов, которые в силу должностных обязанностей могут вершить судьбы, в том числе ломать их. Оно зависит от того, как решаются сложные и конфликтные ситуации, неизбежные в социальной сфере – с помощью сотрудничества и разумных процедур, или путем государственного киднеппинга.

Мы все многое сделали для развития семейного устройства в последние годы. Но каждый раз выясняется, что в главном, увы, ничего не изменилось. Система всегда обслуживает в первую очередь себя, нарушая права детей и семей легко и непринужденно.

Я очень прошу сфокусировать обсуждение именно на этом аспекте.

Оригинал

Рецензия на книгу «Дети. Как природа и культура формирует наши подходы к воспитанию»

retsenziya-na-knigu-deti-kak-priroda-i-kultura-formiruet-nashi-podhody-k-vospitaniyu

Татьяна Арбузова, доула, консультант по грудному вскармливанию, книжный обозреватель Сознательно.ру: Начать свою рубрику я хочу с автора, который пока мало известен в России, но чьи книги идеально подходят под определение книг для сознательных родителей. Мередит Франческа Смолл — профессор антропологии Корнеллского университета. Она изучает поведение высших приматов и людей в точке пересечения биологии и культуры, каждая из которых по-своему влияет на то, как мы выбираем партнеров для долговременных отношений, как мы заботимся о наших детях и воспитываем их. На сегодня издательством «СветЛо» на русском языке изданы три ее книги – «Дети», «Мы и наши малыши» и «При чем здесь любовь?». Лично для меня Мередит Смолл стала открытием моего книжного 2016 года наравне с Деборой Макнамарой и ее «Покой.Игра.Развитие».

Сегодня я поделюсь своими впечатлениями о книге «Дети. Как природа и культура формирует наши подходы к воспитанию»

В этой книге автор описывает, как выглядит жизнь у детей в разных уголках нашей планеты. Что такое «обычная» жизнь для ребенка в европейской семье среднего достатка, а что такое «обычная» жизнь у ребенка в африканском племени. Как  отличаются взгляды на норму в зависимости от того, где живет ребенок и каких традиций придерживаются его окружающие. Зачем вообще нужен этот период – «детство», ведь человек единственное млекопитающее, у которого есть этот период. Что происходит с растущим маленьким человеком в детстве? Как именно он растет? Как развивается его речь? Как он обучается и познает мир?

Книга читается легко, хотя Мередит и не скрывает своего мнения по некоторым вопросам, оно не выглядит доминирующим. В целом книга побуждает задуматься над целым рядом тем, отнестись более осмыслено к тем вещам, которые до этого казались чем-то само собой разумеющимся.

Некоторые моменты меня особенно зацепили

Например, с 1988 по 2000 год на одном из островов Карибского моря проводилось крупное исследование для того, чтобы выяснить, какие факторы оказывают на детей бОльший стресс. На протяжении многих лет ежедневно ученые брали образцы слюны у детей в племени, чтобы измерить уровень кортизола – гормона стресса и параллельно с этим вели очень подробные записи о происходящем в жизни ребенка, его семьи и племени.

Было взято более 25 000 образцов, сданных 287 детьми в возрасте от 3 месяцев до 18 лет. Каждый ребенок в среднем сплюнул в баночку для анализа 96 раз. Большинство образцов собиралась в течение многих месяцев по  2 раза в день, иногда  чаще – даже раз в час. Одной из задач исследователей было собрать такую базу данных, которая бы покрывала все возможные временные вариации, могущие влиять на уровень кортизола.

Результаты были удивительными! Они однозначно указывали на то, что стресс практически не зависит от социально-экономического уровня, рациона питания, уровня образования или любых бед, которые, как нам кажется, преследуют человеческое общество. И сильнейшее влияние оказывает атмосфера в семье ребенка!

Дети испытывают стресс из-за ссор родителей, вражды в доме, насилия со стороны родителей или воспитателей. При этом дети не могут привыкнуть к конфликтам в семье – сколько бы не ссорились родители, ребенок одинаково тяжело реагирует на каждую ссору. Так же обнаружилось, что на уровень стресса влияет фактический состав семьи. У детей, живущих с обоими биологическими родителями, уровень кортизола ниже, чем у детей, живущих с одним биологическим и одним приемным родителями или живущих с одним биологическим, которому не помогают другие родственники.

Еще один настораживающий факт – около 40% детей в семьях с хотя бы одним неродным родителем подвергаются физическому насилию. 40%!!! Учитывая огромный процент разводов и как следствие – повторных браков, где один из родителей будет уже не биологическим, эти данные действительно ужасные.

Много в книге  о месте и роли ребенка в семье.  В нашем западном обществе принято, что детство – это время, когда ребенок растет, учится и практически не вносит никакого вклада в бытовую жизнь семьи. При этом в огромном числе стран мира дети примерно с 3 лет уже начинают помогать родителям по хозяйству.

Очень часто подросшие дети берут на себя заботу о младших детях, существенно облегчая жизнь матери. Для многих из нас такие идеи могут казаться дикими – ну как же! Как можно заставлять детей работать?  При этом женщины в современном западном обществе, живущие в нуклеарной семье вынуждены взваливать на себя непомерный груз самых разных дел. Груз, который редко кто выдерживает на самом-то деле и который (в том числе) приводит к тому, что число детей в семьях редко превышает 1-2 человек.

Мы создаем для наших детей искусственные условия – отдаем их в детские сады, где они целыми днями лишены общества своих родных и должны «играть и развиваться», потом отдаем их в школы (для жителя традиционного общества может показаться дикой пыткой принуждение подвижного, обладающего морем энергии ребенка сидеть часами без движения за партой). Жизнь в саду или школе совершенно не похожа на реальную жизнь, это не мини-модель нашего общества. Но дети проводят там почти все свое время!

Нуклеарная семья и расширенная семья – вот еще одна интересная тема, поднимаемая в книге. Сейчас большинству из нас трудно представить плюсы совместной жизни с родителями, взрослыми сиблингами, бабушками и дедушками. Ключевая проблема, наверное, уже в разнице наших мировоззрений. При этом жизнь вот такой расширенной семьей дает очень много плюсов, в том числе и нашим детям.

У Гордона Ньюфелда это «деревня привязанности», когда в жизни ребенка есть много близких людей, которые любят его и заботятся о нем. Дети разных возрастов играют вместе и быстрее познают мир.  Они растут среди близких, а не в казённых учреждениях, разлученные со своими родителями. Бытовые вопросы и заботы больше распределяются, снимая чрезмерную нагрузку с членов семьи. Опыт и мудрость старших помогает в трудных ситуациях.

Отдельные спальни, обилие игрушек и красивой одежды, последние модели телефонов – действительно ли это то, что нужно нашим детям? Действительно ли обучение в самой престижной школе и университете сделают  человека счастливым? Что важнее – материальные ценности или духовные? Порой кажется, что западное общество давно дало ответ на этот вопрос. В  жизни, конечно, все не так просто. И, безусловно, в укладе жизни традиционных обществ – очень отличающемся от одного племени или народа к другому —  есть далеко не только плюсы.

Но, на мой взгляд,  знание о том,  возможны разные варианты жизни и взращивания детей даст нам возможность построить в наших отдельно взятых семьях наиболее  удобный лично для нас сценарий жизни.

Стандарты красоты. Почему женщине не стоит становиться фитоняшкой

standarty-krasoty-pochemu-zhenshhine-ne-stoit-stanovitsya-fitonyashkoj

Татьяна Гшвенд, перинатальный педагог и мама 4 сыновей: В детстве меня так впечатляли истории про корсеты красавиц 18 века, что я пыталась смастерить это устройство из самых разнообразных материалов: от кухонных полотенец до ремней в несколько рядов. Было туго. Так туго, что возникал вопрос – как в этом жили? К тому времени, как мода на осиную талию сошла на нет, доктора наконец заговорили, что корсеты были злом.

«Да, сколько вредных стандартов красоты прошли через поколения женщин»– с умным видом вздохнем мы, уверенные, что наши идеалы основаны исключительно на ЗОЖ: спорт, диета, мышцы. А я всё чаще в этом сомневаюсь. И вот почему.

Плоский, до кубиков закачанный животик

Это модно, но про здоровье ли? Мышечный корсет, доведенный до такого состояния, уже не просто поддерживает и защищает внутренние органы, но, скорее, стягивает их, мешая качественной работе.

От людей, изучающих традиции предков, я неоднократно слышала: «Женский живот должен быть мягким», «Психика женщины в животе». И массаж этой зоны в разных культурах, от русского Севера до Южной Америки – про то, чтобы расслабить ткани и отпустить напряжение. И многие танцы – тоже про это. Возможно, ухудшение кровообращения в тазу в том числе ведет к образованию фибром, миом и прочих проблем женского здоровья.

О, нет, это не значит, что я сейчас пытаюсь реабилитировать лишний вес и объявить большой живот символом здоровья: висцеральный жир также негативно сказывается на работе органов брюшной полости и малого таза. Скорее, и обилие складок в районе талии, и гипертрофированные кубики там же – это две крайности.

Тем, кто планирует беременность, стоит знать, что бесконечные кранчи и планки делают прямые мышцы живота жесткими и короткими. Там, где они должны растянуться и стать для малыша своеобразным гамаком, они просто разойдутся, оставив вас после родов один на один с проблемой диастаза. Кроме того, тренировки во имя кубиков всегда заставляют внутрибрюшное давление повышаться, а оно, в свою очередь, воздействует на мышцы тазового дна – теперь этот гамак перерастягивается, и здравствуй первый кирпичик в будущем пролапсе (опущении внутренних органов).

Накачанные ягодицы

Идеально, если сочетаются с кубиками на животе и тонкой талией – звание фитоняшки и восторженные подписчики в Инстаграм обеспечены. Заветный объем создается тренировками в зале с тяжёлым, порой весьма тяжёлым весом. На странице одной обладательницы таких форм однажды прочитала, что девушка приседает с весом, который больше, чем её собственный… Жаль, что при рождении нам, девочкам, не выдается инструкция о нашем устройстве.

Итак, есть у нас такая мышца, которая называется тазовой диафрагмой. У мужчин она более сомкнута, а вот у девушек расширяется вокруг шейки матки. За счёт такой конструкции тазовая диафрагма у нас слабее, чем у мужчин, и к ношению тяжестей мы не приспособлены. Несчастные, которые валили лес, тягали шпалы или просто таскали тяжелые мешки (во времена войн, репрессий, экономической разрухи), страдали в той или иной степени выпадением органов из влагалища. Потому что наш гамак ослабевает из-за повышения всё того же внутрибрюшного давления, и то, что лежало на нем, ползет вниз под собственной тяжестью.

А тут XXI век и мода на крутую накаченную попу; штанга с блинами на плечи и приседания. Когда наши интимные мышцы сдадутся – вопрос времени и внутренних ресурсов каждого организма.

  • По статистике до 60% женщин в пенсионном возрасте подвержены пролапсу гениталий, когда туалет всегда должен быть под рукой, а матка мешается во влагалище. Кто из вас мечтает о памперсах и операциях?

Бешеная сушка

В идеальном теле не место жиру, даже в минимальных количествах. Поэтому в ход идут кардио-тренировки, интервальная нагрузка, диеты, а в расход – менструации. Наукой доказано, что жировые отложения – это плацдарм, где тестостерон у женщин преобразуется в эстрогены. То есть, мужские гормоны в женские.

Нет жира – нет этой волшебной трансформации и месячных. Тренеры обычно сообщают, что отсутствие критических дней во время интенсивных тренировок – это нормально. Я бы не стала возводить это отклонение в разряд нормы. Скорее, это закономерно, но отнюдь не нормально.

  • И странно: с помощью «бешеной сушки» мы пытаемся создать утонченную женственность …без участия женских половых гормонов.

У такого дисбаланса в организме есть как скорые последствия – проблемы с кожей, волосами, так и долговременные – разрушение скелета. То есть, боремся за красоту и молодость, а получаем раннее старение и проблемы со здоровьем. Где логика?

Это три примера, которые для меня напрямую связаны с потерей женского здоровья и качества жизни в том возрасте, когда ресурсы организма ослабевают. Возможно, если бы мы больше знали об устройстве собственного тела, экспериментов во имя красоты было бы меньше. Хотя… Не красоты, а её сиюминутных стандартов. Знаете, один из моих сыновей в нежном возрасте говорил: «Это у меня правая ручка, а это – запасная». Жаль, что это лишь детский лепет – запасных деталей у нас нет. Надо беречь то, что дано.

Оригинал

Хочу высказаться о безусловной любви и принятии ребёнка

hochu-vyskazatsya-o-bezuslovnoj-lyubvi-i-prinyatii-rebyonka

Анастасия: Хочу высказаться о безусловной любви и принятии ребёнка. Точнее, о том, чем может оборачиваться отсутствие оных. Так вышло, что эти понятия стали ключевыми для меня. Казалось бы: всё просто и на поверхности. На практике же…

У меня стандартное российское окружение из жителей крупного города. И в этом моём окружении никто не понимает ни о безусловной любви, ни принятия ребёнка. Нет, на словах – да, естественно, мы так и любим, а как иначе; на деле же стандартное “советское” воспитание, основанное на наказаниях и поощрениях, направленных на формирование “правильного” поведения.

Я тоже выросла в такой системе воспитания. Меня любили, по словам моей бабушки, очень. Я до 8 лет была единственным ребёнком в семье. В условиях этой всеобъемлющей любви я была идеальным ребёнком: я не хулиганила, не истерила, была вежливой и воспитанной, никогда не ныла, чтобы со мной поиграли (со мной, впрочем, и не играли никогда), не досаждала неудобными вопросами, не имела своих проблем ( не потому, что их не было, а потому, что не рассказывала). И слушалась, даже когда родных не было рядом. Меня было легко и удобно любить. Из методов воздействия моя мама применяла, пожалуй, одно – игнорирование.

Поведение, которое не устраивало моих родителей, влекло то, что со мной не разговаривали, как будто меня нет. Они любили меня через моё поведение, я со своим внутренним миром была им не интересна, точнее, они бы даже не поняли, о чём это я: между ребёнком и его поведением был знак равенства. Да и в голову им элементарно не приходило, что можно любить как-то иначе. Эта модель передавалась поколениями. Они получили идеального ребёнка, вся идеальность которого базировалась на том, что все усилия были направлены на одно – получение любви.

Только сейчас, будучи уже взрослой тридцатипятилетней тётенькой, я осознала, как “искалечила” меня эта любовь. Обычная, стандартная, обусловленная любовь.

В возрасте 7 лет, когда мама ждала мою сестру, я мечтала о том, что вот будет у меня сестра, я буду для неё самой главной. Она будет меня любить больше всех. Вот это “любить больше всех” преследовало меня долгие годы: я билась над тем, что родители не любят меня больше всех. Вопрос всей юности: почему вы любите сестру больше, чем меня? Ведь я, в отличие от неё, “спортсменка, комсомолка”, я идеальна, я вся как вы хотите!

Отец отвечал честно и просто: я не такая как они, а сестра похожа на них и им понятна. Я не могла дружить, если я не была единственной подругой, даже свекровь меня должна была любить больше второй невестки. Что уж говорить о таких мелочах, как погоня за “любовью” начальства и коллег – зеркало всех их мнений.

Все аспекты жизни подчинялись одному – мне было нужно, чтобы меня любили. Всеми способами, от всех людей, я пыталась заполнить этот бочонок “любви и принятия”. Но не выходило. Ведь, если у тебя в детстве не было велосипеда, ты вырос и купил себе Бентли, велосипеда у тебя всё равно не было…

Когда родилась моя старшая, и я посадила с ней маму, чтобы самой работать, я устраивала истерики от ревности, что вот, наконец, тот, кто должен меня любить больше всех, а она предпочитает с бабушкой за руку идти. В тридцать лет меня трясло, а я не понимала почему. Теперь понимаю.

Вот такая длинная предыстория.

Сейчас у меня две дочери. Сложная старшая, которую мне (па-ба-ба-бам!) тяжело принять и безусловно любить. Она не такая, как я. И это чувство вины и ужас, что я творю с ней то же, от чего страдаю сама. И все мои сложности с ней упираются именно в это – в трудность принятия. И младшая… Я не знаю, как это описать… Любить её – это как дышать. Легко. Безусловно. В каждый момент. Всё её существо. Хоть спящую, хоть в истерике. И принимать её. Это так просто. Это наслаждение.

А всё почему? А потому, что младшая, в отличие от старшей, эмпатична. Она чувствует меня и моё настроение. Она ласкова и контактна. Она не гиперактивна. Она любит меня. Больше всех. И это очевидно. Она заполняет мой внутренний горшок. Я как вампир: присосалась к ней.

Я люблю её за то, что она любит меня. По-моему, так быть не должно.
И я хочу третьего, чтобы и к нему присосаться…

И ещё хотела сказать о последствиях наказания игнорированием. Буквально недавно поняла. Я человек спокойный. Но я взрываюсь мгновенно, яростно и плохо контролируемо. Когда? Когда меня не слышат. Моих просьб. Моих рамок. Моих указаний. Всё то, что в детстве при игнорировании забивалось внутрь, прорывается.

Этот текст из разряда психотерапевтических – высказаться. Может, уляжется что в голове, потому что становится боязно от того, как моё родительское поведение может аукнуться.

Взято в сообществе “Заботливая альфа”

Что я узнал, когда отстался наедине с детьми. Откровения отца

chto-ya-uznal-kogda-otstalsya-naedine-s-detmi-otkroveniya-ottsa

Василий Ильин:

Так сложилось, что недавно я остался наедине с детьми… Жене нужно было срочно уехать в другой город, бабушка была за границей, а мне неделю предстояло быть с ребятами, мальчишками 2,5 и 5,5 лет. Самые лучшие и прекрасные сыновья, и одновременно похожие на многих других детей.

Я психолог, ведущий тренингов — поэтому есть возможность быть дома больше. То есть формально я провожу с детьми много времени, но фактически меня не много… я в компьютере. Конечно есть время, специально отведенное на семью и детей, когда я в полном доступе. И обращаться с детьми я умею, домашние дела для меня не являются чем-то запредельным. Но ясное дело большую часть времени с детьми проводит их мать, основная нагрузка на ней.

И вот наступает неделя, когда сценарий изменился! Теперь все необходимо было делать мне. Весь комплекс мер по обеспечению жизнедеятельности моих детей и меня самого теперь был на мне. При этом работу никто не отменял. Нужно было ездить и проводить консультации, готовить статьи, тренинги и т.п. Когда мне нужно было уехать, чтобы провести консультацию меня иногда могли заменить на несколько часов подруги жены.

Эта неделя стала для меня, пожалуй, самым серьезным тренингом личностного роста. Это была трансформирующая практика, с которой мало что может сравниться! А я много всяких вещей проходил… В результате этой недели появились наблюдения, которыми я хочу с вами поделиться. Эти наблюдения – то, что я пережил, испытал. Это не мысли и не догадки, которые могут напомнить известные учебники по психологии. Это то, во что я вчувствовался и во что теперь верю всем сердцем.

Не существует так называемой «мужской» и «женской» работы

Предрасположенность к такой работе сильно преувеличена. «Мужики должны ходить на работу и приносить деньги, а женщины должны сидеть с детьми, так устроено и так лучше» — это утверждение лишь удобный шаблон.

Мы начинаем справляться или не справляться с функциями мамы, папы в тот момент, когда надеваем на себя такую роль. Когда мне пришлось стать мамой и папой одновременно, но больше мамой…, через некоторое время привыкания (и некоторой ломки)) я понял, что могу взять на себя весь спектр материнских забот. Это реально. А через некоторое время после психологической перестройки и обучения — еще и приятно.

Функционал мамы – это тяжелейший труд

Помните персонаж Шварценеггера из фильма «Детсадовский полицейский», когда накачанный мужик упал без сил после одного дня с детьми? Это правда. Мне было необходимо делать массу дел. Ты стираешь, моешь, готовишь, подтираешь задницы, играешь, отводишь в сад, забираешь, готовишь, моешь посуду, ругаешься, лечишь, читаешь сказки, моешь детей в ванной, одеваешь, чинишь коляску, раздеваешь, ходишь в магазин, готовишь, переодеваешь, выбрасываешь несъеденное, гладишь себе рубашку, убираешь захламленное, гуляешь, укладываешь спать и т.д. Можно значительно увеличить список перечисленных дел – эти дела очень энергозатратны.

Но самая трудная вещь из всего этого — за всеми этими делами не потерять контакт с детьми, не начать на них злиться, орать, не начать уставать и замыкаться, закрываться. Именно в эту неделю я очень четко понял переживания женщин, которые оказываются в моем кабинете. Их мужья занимаются делами за пределами дома, они и представления не имеют, что происходит дома. Не чувствуют сути этого процесса. И поэтому не сопереживают, не переживают вместе домашнюю рутину. А женщине нужно сопереживание – без него она испытывает стресс, старится и болеет.

А еще нужна реальная ваша помощь. Ваша, а уже потом можно подумать про няню, прислугу, уборщицу и т. д. Короче, надо женщин разгружать.

Цикличность и кажущаяся бестолковость маминых дел

Я готовлю, а дети это не едят. Ты готовишь снова, а перед этим надо все помыть. Ты стираешь, чтобы это сразу стало грязным. Поужинали и надо ложиться спать, а после сказки дети опять хотят есть, пить, писать, какать. И это совершенно нормально. Ты планируешь одно, но дети вносят коррективы. Планировал уложить всех на дневной сон в 13.00, и поделать СВОИ дела, а они легли в 15.20. Хотел сделать СВОИ дела, а за это время надо хоть немного убраться в квартире. Пока убирался, встал сташий и разбудил младшего… младший орет. СВОИ дела откладываются. И это все нормально.

Кажется, что ты попадаешь в замкнутый круг, состоящий из разных дел и делишек. Быть с детьми – это постоянное внимание, направленное на них, на все, что связано с их жизнью. Это процесс, не имеющий начала и конца. В голове начинает что-то меняться…меняется отношение к делам вообще. Может мы мужики сильно преувеличили значение своих дел, думал я. Сильно привязались к результатам? Не об этом ли пишут древние мудрецы, «растворитесь в том, что вы делаете, присутствуйте в процессе, не ждите результатов».

Совместить дом и работу почти не реально. Вроде время есть, а на самом деле его нет…

Мои дела никто не отменял. Все как обычно. Мне нужно было читать, писать статьи, общаться по телефону, готовиться к мероприятиям. Для моей работы нужно внимание, чем больше я могу сконцентрироваться на деле, тем лучше все получается. Я наивно полагал, что можно эффективно работать, если подойти к делам грамотно, подумать головой, и хитро распределить время, например:

  • работать, когда дети спят днем

Странным образом, но все якобы свободное время обычно уходило на подготовку к работе, плюс ценные минуты съедали неотложные домашние дела. И еще, признаюсь, очень хотелось просто попить чаю в тишине, посвятить себе хоть некоторое время. А когда руки дошли до дел и начинаешь врабатываться и реально что-то качественно делать – дети уже встали. Я отвлекаюсь, работа приостановлена.

  • работать в ночной детский сон

В 9.00 ложится не получается совсем! Утопия. Моя реальность – это 11 вечера. Сначала надо погулять с собакой. Вернуться, прочитать детям сказку, сделать логопедические упражнения, десять раз дать воды… Снова дать еды, как будто пик аппетита приходится именно на время укладывания. Сводить пописать, дочитать сказку…И вот мои глаза уже слипаются, дети угомонились, приходит долгожданная тишина. С трудом отрываю себя от подушки, иду за рабочий стол. Фокусируюсь, вспоминаю, что надо сделать.

Понятно, что официальные звонки отпадают, уже поздно. Завтра днем тогда. Можно, поработать с текстом, залезть в интернет, подготовиться к новой экспедиции…глаза слипаются. А еще надо что-то приготовить на завтра, опять убраться, иначе мы зарастём мусором, помыться, привести себя в порядок. Качество работы в таком режиме низкое. По ночам работать не получается, вставать нужно рано и вести старшего в сад. На следующий день все повторяется.

  • можно занять детей рисованием, мультиком, конструктором, постройкой «базы» из подручных материалов, купанием, замкнуть друг на друга. И пока они заняты тихонько свалить в другую комнату – поработать.

Мультик работает наиболее надежно, никто не дергает. Но более 30 минут у меня не хватало совести пользоваться мультприемом – не полезно это для детского здоровья. 30 мультминут тишины можно тратить на дневные стратегические звонки по телефону, переговоры, и т.п.

При других занятиях дети справедливо хотят вовлекать меня в свою деятельность и это нормально. Вопросы, рассказы, реплики, крики, иногда драки…все это дает работать только на поверхностном уровне. Внимание рассеяно. Поставить лайк в фейсбуке можно, сделать что-то серьезное — очень проблематично.

  • можно работать, если не обращать внимание на детей. Абстрагироваться. Сфокусироваться на работе и работать.

Я для себя понял, что это возможно только небольшое время и для простой рутинной работы – оплатить счета, прочитать почту (но не ответить на письма), найти что-то в интернете. И еще этот способ не работает долго, потому что дети хотят внимания, общения, вовлеченности, искренности. Хотят быть центром! И это хорошо. А вечно повторяющиеся мои реплики, чтобы отстали и дали доделать дела: «Сейчас», «Подожди», «Ну», «Да», «Ммм..». Это воспитывает не то, что я хотел бы воспитывать в своих детях.

Главный вывод – может показаться, что время у тебя есть, но его нет

И ты чувствуешь себя виноватым, что не смог воспользоваться временем «хорошо».

  • Дети справедливо требуют все. И это испытание терпения, любви и принятия

Первые 2 дня я держался молодцом, как будто доказывал, что можно легко и просто быть ВМЕСТЕ. Через 3 дня я заметил у себя сильное раздражение на детей, на себя, и всю эту семейную ситуацию. Мне не хватало личного времени, я устал, мне казалось, что я разучился думать. Это было странное состояние. Устал от вечного шума, суеты, кутерьмы, беготни, воплей, стуков, криков, кучи странных дел.

Мне казалось, что дети меня не слушаются, я не могу их контролировать, что они какие-то не такие…, ненормальные, что они ведут себя не так, как надо. Было трудно держать себя в руках, начал повышать голос. Прикрикивать, приструнивать. Это не помогало. Совсем! Дисциплина и манипуляции не срабатывали.

Оригинал

Грудное вскармливание становится классовой привилегией

grudnoe-vskarmlivanie-stanovitsya-klassovoj-privilegiej

Социологи утверждают: мы живем на планете, где умные и богатые кормят грудью, а бедные и необразованные — смесью.

Татьяна Кондрашова, консультант по грудному вскармливанию, первый координатор комитета IBLСE (Международный экзаменационный комитет консультантов по лактации, International Board of Lactation Consultants Examiners) в России.

Путем кенгуру

История грудного вскармливания уходит в эпоху протомлекопитающих рептилий. Природа поставила перед ними задачу – защитить яйцо, которое они откладывали во внешнюю среду. Яйцо могло высохнуть, перегреться, его могли съесть хищники. Заботливые рептилии носили яйцо в складках своей кожи.

Вероятно, в этих складках располагались прототипы молочных желез, которые смачивали яйцо бактерицидно-увлажняющей жидкостью. Причем бактерицидная функция этих желез была основной.

В дальнейшем эволюция пошла двумя путями. Появились плацентарные – те, чей плод стал развиваться внутри материнского тела, и сумчатые – животные, донашивающие своего детеныша в сумке. Оказалось, что с точки зрения эволюции выгоднее носить детеныша с собой, чем отложить яйцо и трудиться над изобретением хитроумной оболочки и амниотической жидкости, которую мы знаем в курином яйце как белок. Это красивое решение в результате обеспечило млекопитающим дополнительные преимущества. Благодаря им homo sapiens выжил, победил и доминирует.

Понятно, что при таскании детеныша в себе снижается вероятность выживания самки. Казалось бы, отложил яичко и спасайся сам – так проще выжить. Но нет. С точки зрения эволюции выгоднее было таскать большой беременный живот, потом носить детеныша на себе, защищать, кормить своим молоком.

  • Казалось бы, это снижает потенциал для выживания. Но на самом деле альтруизм в долгосрочной перспективе оказался самой выгодной стратегией.

Хотя иногда в это трудно поверить, но жизнь блестяще подтверждает на примере класса млекопитающих, что выбор в пользу альтруизма практичнее, чем сиюминутный эгоизм.

Лактация и кормление молоком – это основная стратегия для выживания млекопитающих. Это то, на что поставила природа.

Имперские замашки

gabrielle_destrees_si_ducesa_de_villards_la_baie._anonim_de_la_sfarsitul_secolului_al_xvi-lea

Неизвестный художник, Портрет Габриэль де Эстре (фаворитки Генриха IV) с сестрой; 16 век. Кормилица с чадом — на заднем плане. Изображение с сайта cotidianul.ro

Но, несмотря на аргументы природы, «институт кормилиц» появляется достаточно рано, с разделением общества на элиту и плебс. О кормилицах говорят уже древнеримские тексты –римские матроны, из тех же соображений гламурности (чтобы не страдала красота и не нарушалась свобода передвижения) отдавали своих детей в руки кормилиц – простых здоровых женщин.

Кормили плебейки, кормили рабыни. Приличные дамы и те, кто им подражал, старались следовать «лучшим образцам», ориентировались на них, как наши девочки на гламурные журналы.
Мы знаем, что Рим периода Золотого века сознательно транслировал культурные установки по всей огромной территории своей империи. Древний мир подвергся римской унификации в хорошем и плохом.

  • Отказ от ухода за собственными детьми воспринимался как элитная привилегия, которая осталась в европейской культуре на многие столетия.

А вот, например, в Африке, Азии, Латинской Америке этого нет. Там даже не рассматривают возможность отдать ребенка кормилице, если мама жива и может вскормить его самостоятельно.

Античность сменили Темные века, а затем Средневековье. Это было время, когда происходила консервация, переосмысление, фиксация культурологического багажа, полученного в наследство от имперских времен. В том числе, и отношение к ребенку, к материнству.

Здесь грудному вскармливанию тоже не повезло. Основной тенденцией Средневековья был уход от плотского. Мы видим это и в литературе, и в художественных произведениях. Грудное вскармливание остается уделом низших слоев населения, у которого просто не было альтернатив.

Если бы не Жена плотника

0_ff760_7ea28407_XL

Генрих Науэн, Мадонна с животными (1931). Изображение с сайта ludorff.com

На самом деле если бы не Жена одного пожилого плотника с окраины этой самой Римской империи…, если бы не художники, воспевшие Ее материнство, то, возможно, книжные европейские девочки и не брали бы на руки своих детей. У сегодняшних гламурных фей прекрасные образы Мадонн — чуть ли не единственный визуальный источник того, насколько прекрасным может быть кормление ребенка.

Конец «женщин у станка»?

20 век стал временем «женщин у станка». На женщину, которая недавно родила, кормит грудью и должна вернуться к станку (в офис), не стоит рассчитывать как на ответственного работника. Но государствам и капиталистам нужны были рабочие руки, поэтому пропагандировалось раннее отлучение ребенка от матери или вскармливание смесью с самого рождения.

Подобный подход практиковался как в капитализме, так и в социализме (СССР).

  • Во Франции в 20 веке на государственном уровне шла пропаганда отказа от кормления – матерям при рождении ребенка даже выдавали таблетки для прекращения лактации.

В СССР еще до 1970-го года декретный отпуск после родов оплачивался только до 3 месяцев. Потом надо было сдавать ребенка в ясли и выходить на работу – так и поступало большинство советских женщин.

Мода на ГВ как на все «экологическое»

Лишь в последние десятилетия во всем мире от старой практики стали уходить.

Сначала мы вступили в эпоху пропаганды грудного вскармливания; видимо, даже до государственных мужей дошло, что качество человеческого материала, выросшего из вскормленных в яслях и на смесях детей, оставляет желать много лучшего.

Пропаганду сменила мода на грудное вскармливание, как на все вообще «экологическое». Сегодня неудачи с грудным вскармливанием многие женщины воспринимают как личное поражение. И более того. В рамках борьбы с неравенством международные общественные организации бьют тревогу: грудное вскармливание становится классовой привилегией.

  • Мировая статистика свидетельствует о том, что чем выше имущественный и образовательный статус матери, тем выше шансы ее ребенка вырасти на грудном вскармливании.

Социологи утверждают: мы живем на планете, где умные и богатые кормят грудью, а бедные и необразованные — смесью. Но это в среднем конечно.

Согласно исследованию, проведенному в Англии, доходы семей, где ребенка кормила грудью мама, на 30 % выше доходов семей с детьми, вскормленными искусственно.

Грудь матери по требованию: преференции

Сейчас принято чуть ли не с рождения записывать ребенка в развивающие кружки. Но для развития малышу до двух лет важнее всего материнское молоко, которым его накормит мама. Грудное вскармливание «действует» комплексно: питает мозг, успокаивает — стабилизирует нервную систему, повышает общую жизнестойкость малыша. Например, около 20 % углеводов женского молока не усваиваются ребенком, а идут на поддержание микробиома в кишечнике у ребенка, регулируя его микрофлору, иммунитет, создавая сопротивляемость инфекциям. И этот микробиом совершенно индивидуальный.

Но дело не в одних лишь колориях и микробиомах.

  • ГВ создает между матерью и ребенком неповторимую и необходимую близость, обусловленную даже гормонально, которая потом становится базой для их отношений. Такой ребенок чувствует себя защищенным и любимым.

Поэтому грудное вскармливание никак нельзя рассматривать только как способ получить калории – это гораздо более глубокий процесс взаимного общения с ребенком, жизнь с ним на одной волне, дополнительный язык коммуникации, который не разложишь на слова.

  • Теплое прикосновение маминых рук в сочетании с теплым молоком, наверное, самый древний и понятный язык.

В книге «Как вырастить ребенка счастливым» автор Жан Ледлофф пишет, что у ребенка, который провел первые 6 месяцев на руках у человека, который безусловно его любит, каким бы он ни был, — черненький, беленький, красивый, некрасивый, — гораздо меньше рисков стать в будущем алкоголиком или наркоманом. Потому что в младенчестве он сполна пережил ощущения безмятежности, любви и безусловного приятия.

Но не только ребенок «выигрывает» от грудного вскармливания.

В последнее время опубликовано множество исследований о том, что кормление грудью снижает у женщин риск многих видов рака и сердечно-сосудистых заболеваний.

Истоки российского пьянства

10257

Кадр из фильма-комедии Леонида Гайдая «Самогонщики» (1961). Скриншот с сайта astravolga.ru

Исконно российский способ ухода за детьми, когда ребенка — в люльку, а мать — в поле, частично объясняет истоки самоубийственного отечественного пьянства. В книге Ирины Рюховой «История ГВ» приводится такой пример: этнографы изучали, почему в Поволжье конца ХIХ века такая разница в смертности в татарской и русской деревнях. И там и там грязь, антисанитария, гигиеническая безграмотность, но смертность в русской деревне на порядок выше, чем в татарской. Оказалось потому, что татарки – мусульманки, и они до двух лет должны кормить грудью. А в поле идут мужчины.

В русской деревне женщины – это тягловая сила, важная рабочая единица. Ребенка оставляли одного в люльке или на старших детей, или на бабушку с дедушкой. В лучшем случае мама кормила до страды. Примерно так: маленькое существо орет, плачет, зовет маму, хочет на ручки, и эмоционально не получает того, что ребенок получает вместе с молоком матери.

  • Возникает отчуждение, которое формирует у ребенка фрустрацию, эмоциональный голод, у матери – неосознанное чувство вины.

Есть ли у грудного вскармливания достойная альтернатива?

Не бывает ситуаций, когда можно порекомендовать отказаться от грудного вскармливания. Разве есть ситуации, когда можно рекомендовать отказаться от зрения или от дыхания?

  • ГВ – это не благо и это не лучший выбор. Это единственный вариант нормы. Все остальное – компромисс. Снижение качества жизни ребенка.

Согласно глобальной стратегии ВОЗ по питанию грудных детей, лучший выбор – это молоко матери. Номер два: донорское молоко. Номер три: адаптированная молочная смесь.

  • Если мы сознательно выбираем некормление, не по причинам здоровья мамы или каких-то экстремальных ситуаций, то мы нарушаем права ребенка, права человека,

потому что каждый человек имеет право на наивысший достижимый стандарт здоровья и питания.

Аргументов против ГВ не существует в природе. Это стратегия выживания нашего вида. Болезней матери и ребенка, при которых кормление грудью не рекомендуется или применяются лекарства, несовместимые с кормлением, настолько мало и они такие редкие, что шансов столкнуться с ними очень немного.

По поводу сроков кормления можно сказать одно: предлагаю допустить, что

  • каждая ответственная мать — эксперт по своему ребенку, и она лучше ориентируется в его потребностях, чем посторонние доброжелатели.

Стандарты ВОЗ рекомендуют, например, до двух лет и старше, если это нравится маме и ребенку. Мамы, которые кормят дольше, делают это по каким-то своим причинам, что-то подсказывает им, что ребенок пока не готов обходиться без этого вида поддержки.

ФОТО Николь Монэ

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

Телефон: 8 (926) 132-08-28

E-mail: soznatelno@mail.ru

© 2017. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика