Юлия Шелепина: «Материнская жертва оборачивается несчастливой жизнью ребенка»

Екатерина Осоченко: С Юлей Шелепиной, повитухой, целительницей, исследовательницей русских околородовых и повивальных традиций мы знакомы уже несколько лет. И для меня каждая встреча с ней – возможность заглянуть в глубокий колодец женской житейской мудрости.

На этот раз мы обе участвовали в Фестивале здорового родительства «Зарождение» в Екатеринбурге, и обратно нам случилось лететь в одном самолёте. На Фестивале Юля выступала с лекцией на тему славянских повивальных традиций, и один момент «зацепил» её особенно сильно. Этим она и поделилась во время полёта – а диктофон в подобных путешествиях всегда со мной.

Беседа в итоге получилась большая и очень глубокая. Начали с родов, постепенно вышли на ошибки современного воспитания, поговорили о синдроме дефицита внимания и гиперактивных детях, о вредной свободе выбора и том, куда катится мир, а закончили тем, что же можно со всем этим сделать.

Итак.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «МАТЕРИНСКАЯ ЖЕРТВА ОБОРАЧИВАЕТСЯ НЕСЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНЬЮ РЕБЁНКА»

Юля Шелепина: Представляешь, задаю я на лекции вопрос «Что для вас главное в родах?». И самый распространённый ответ мне дают – «самопожертвование». Причём, это было так сказано – выдыхая, закатывая глаза или прижимая руки к груди…

Катя Осоченко: А как по-твоему, не самопожертвование – главное в родах?

— Нет! Это тупиковый путь. Вы сами подумайте – если изначально, в родах женщина жертвует собой, то она обрекает ребёнка на сиротство.

— …либо она обрекает его быть вечно в долгу перед ней..

— Совершенно верно! Но, как я наблюдаю, в родах самое главное качество женщины – это смирение. Не «я безвольное существо и делайте со мной всё, что хотите». А – «я с миром в сердце принимаю всё, что даёт мне Бог».

— Ну да. Смирение – про мир, а жертва – она ведь совсем про другое какое-то чувство…

— В самопожертвовании всегда два участника: как только один из них «назначает» себя жертвой, то автоматически окружающие «назначаются» на роль виноватых в её страданиях. Нет, конечно, есть и какое-то самопожертвование в родах – но это не главное в них. Потому что если застрять в состоянии самопожертвования, ты можешь сделать несчастной себя и своего ребёнка.

— О, Юля, таких ситуаций ведь очень много!

— Да! Вот эти покалеченные мальчики и девочки, ради счастья которых мама пожертвовала своей карьерой, своей фигурой, своей личной жизнью, разведясь с отцом ребёнка…  И такой ребёнок живёт в ужасных эмоциональных долгах, он считает себя виноватым в том, что не сложилась судьба его матери и ломает тем самым свою собственную жизнь. А кто сломал ему жизнь-то по факту? Самопожертвование матери.

— Я предвижу, как сейчас полетят помидоры (точно также томно выдыхая, прикладывая руку ко лбу и закатывая глаза): «ведь мы пожертвовали собой, вы не понимаете…»

— А вас ведь никто об этом не просил на самом деле…

— Жёстко, Юля!

— Знаете, как замечательно сказал один старовер, «есть отношения сложные, и есть отношения трудные. Те, которые с-ложные – они основаны на лжи, они – с ложью. А те, которые трудные, — это те, над которыми надо трудиться».

— Потрясающе точная фраза!

— Это не я, это староверы так говорят. Так вот, когда женщина говорит: «я пожертвовала всем ради тебя» — это сложные отношения. Потому что в этом есть ложь. Ведь на самом-то деле эта ситуация ей комфортна, приятна, и она извлекает выгоду из неё.

— Юля, но ведь опять сейчас жертвы обиженно закричат: «нет! Ну как же вы не понимаете, ведь я страдаю! Мне не выгодно, мне – больно!»..

— Это неправда. Все отношения, в которых есть манипуляция (а жертва и мучитель – это по-любому манипулятивные отношения) – это игра. И вот женщина, которая воспринимает роды как самопожертвование – она играет в эту игру: «я ничего не могу сделать, я бессильна перед обстоятельствами». И! что важно – она тем самым как бы говорит: «я снимаю с себя всякую ответственность за происходящее».

— О, да, любимый мотив всех жертв: «это не мы такие, это жизнь такая»….

— Да! и эта позиция выгодна человеку тем, что он получает оправдание всех своих последующих действий: «ну как же, я ведь жертва, мне можно всё». Или ещё характерная позиция тех, кто встаёт на путь самопожертвования: «помогите мне, а я посмотрю, как это у вас не получится». И ведь у нас действительно – ничего не получится!

— Ну разумеется! Как можно помочь тому, кто и в свои-то силы не верит и ничего не хочет делать…

— Да, и из-за этой позиции жертвы рушатся семьи, рушится психика.

— Почему же это не закончится-то, в конце концов?!

— А ситуация жертвы, как ни парадоксально, даёт много плюсов: в ней любовь подменяется жалостью, и это всех устраивает. Когда в отношениях с партнёром женщина ставит себя в роль жертвы: да, первое время мужчина её жалеет, но через какое-то время он находит себе другого человека, который его привлекает и одаривает. Ведь жертва – она не может питать и одаривать, она ущербна по природе своей. Жертва может только брать. Чтобы получить эту жалость от близких (которую она ошибочно считает любовью), жертва будет постоянно вызывать в них чувство вины.

— Но, боже мой, как же душно в отношениях, где всё замешано на чувствах жалости и вины!…

— Вот поэтому и души разрушаются. И отношения рушатся – с-ложные отношения, отношения с ложью.

— А как же бывает в здоровых отношениях? Ведь там тоже присутствует ведущий и ведомый…

— Да, но это делается по обоюдному согласию двух здоровых людей. Понимаете, всё равно так или иначе в семье должен быть баланс: в отношениях матери и ребёнка, в отношениях жены и мужа, в отношениях взрослых родителей и взрослых детей… Но к сожалению, манипулятивные семейные программы очень часто передаются из поколения в поколение, и так калечатся судьбы. А на самом-то деле и жертва, и палач – получают определённые бонусы. И при этом оба лгут сами себе и окружающим: «у нас всё хорошо!»

— Такая созависимость…

— Да. Либо они врут другое, говоря окружающим: «у нас всё плохо», и вечно жалуются друг на друга, а на самом-то деле – всех всё устраивает! Ведь часто бывает, что люди, разведясь, продолжают жить вместе. Потому что это – их способ любить друг друга. Просто любить по-другому их не научили.

— Так ведь и их в свою очередь искалечили собственные родители!

— Точка отсчёта, скорее всего, лежит вот в этой ситуации: «я пожертвовала всем ради своего ребёнка». И сын этой матери-жертвы будет ждать такого же поведения от своей жены. Он будет несчастлив в отношениях – ведь, по сути, такой человек приносит свою личную жизнь в жертву матери. Как бы пытаясь искупить свою вымышленную вину…

— Ужас какой! Просто нагромождение жертв: жертва за жертву…

— Да-да-да! Мама, которая трудно родила, потом заболела, и рядом с ней растёт девочка, которая, начиная вот с такого возраста внимательно слушала, сколько мама пережила, пока её рожала. Потом девочка выросла и не смогла построить свои отношения, потому что должна была быть постоянно при маме, отдавать ей долги… Я знаю много таких случаев.

— И я знаю много таких случаев…

— И эта созависимость кончается, к сожалению, только со смертью родителя…

— Смерти, болезни, страдания – верные спутники жертвы.

— Именно! Когда мать идёт в роды в позиции жертвы, то получается такая инвалидизация: если даже у матери и плода не было патологий, то всё равно реальные болезни могут появитьс. Инвалидизация может произойти и на уровне отношения к себе. Женщина забывает саму себя, она самоуничтожается. И вот что происходит потом: в скором времени мама, принесшая себя в жертву, начинает испытывать противоречивые чувства к ребёнку…

— Ну да! По сути, она назначила его палачом. Но можно ли любить своего палача?…

— Это действительно так. Она и любит его и ненавидит одновременно. Она не может любить его просто так, без боли. И это материнское самопожертвование лишает ребёнка возможности развития, блокирует его движение вперёд.

— Как не попасть в эту ловушку, не впасть в состояние жертвы в родах?

— Беременность и подготовка к родам – это очень мощное время. 9 месяцев, когда можно поменять многое в себе: тело, психику,  условия жизни. Женщине во время беременности даётся огромный ресурс на это. Эти силы надо тратить не на жалость к себе, а на какие-то трансформации, победы над собой. И если это будет сделано, то ни о какой жертвенности речи не будет идти.

— И, изжив жертву в себе, настроиться идти в роды со смирением…

— Смирение оно отличается от жертвенности тем, что в моменте смирения всегда присутствует Бог. А роды – это момент, в котором божественная сила играет одну из ключевых ролей. И все доулы, акушерки – кто идёт с женщиной в роды, подтвердит это: бывают ситуации, когда мы ничего не можем сделать, — мы можем только быть вместе с женщиной и помогать ей проходить вот эти трансформации. Но не почувствовать себя жертвой обстоятельств – а смириться и принять изменения в себе.

— То же кесарево сечение, например…

— Да! Кому – зло, а кому жизнь спасло. И иногда, если нет иного выхода, нужно просто принять происходящее. Всё зависит от аспекта восприятия. Ведь если в результате кесарева женщина остаётся живой,  со здоровым ребёнком на руках – неужели это хуже, чем, возможно, она бы потеряла ребёнка? И даже если и будут какие-то проблемы после кесарева – всё решаемо…

— …в сравнении с потерей ребёнка – уж точно.

— Конечно!

— Давай вернёмся к теме жертвы. Ну вот я – вроде бы психически устойчивая, сильная женщина – и то, время от времени ловлю себя на этом ощущении – «я жертва». Такое приходит откуда-то изнутри жуткое чувство, неуправляемое умом. Вроде бы всё головой понимаю – а всё равно, как бы слышу себя со стороны: «ах, я не справляюсь, пожалейте меня,  мне так трудно»… Как изжить эту жертву в себе, чем вытравить её?

— Знаешь, тут наверное всё идёт из самого раннего детства. Когда в отношениях ребёнка и родителя любовь заменяли жалостью.

— Жалели ребёнка?

— Жалели – в том смысле, что самому не давали пройти какие-то трудные вещи, не давали ему возможности самому совершить ошибку и потом сделать вывод.

— Оберегали от чего-то?

— Возможно. И надо вот эти ранние отношения с мамой в глубине себя выяснять. И уже из сегодняшнего своего взрослого состояния позаботиться о себе маленькой.

— Как позаботиться, что сделать для себя?

— Есть такой хороший психотерапевтический приём: когда тебе становится плохо, тебе хочется, чтобы тебя пожалели – это просыпается внутри та маленькая девочка, которую не любили по-настоящему, не подошли и не обняли в какой-то очень важный жизненный момент, а это отпечаталось в душе на всю жизнь… Так вот, ты можешь представить внутри себя эту маленькую девочку – подойти, взять её за руку, посадить на колени, сказать ласковое слово, принять, успокоить…

— Саму себя принять…

— Да – себя маленькую пожалеть. Не ждать этого от мамы, от папы – а дать маленькой себе из сегодняшнего своего взрослого ресурса поддержку, дать то, что ты не получила в детстве.

— Я понимаю, что бессмысленно эти долги у своих родителей спрашивать?

— Разумеется! Потому что наступает такой момент, когда мы сами становимся родителями – и в этот момент меняются наши отношения и с нашими собственными родителями. И на самом деле с течением времени постаревшие мама и папа всё больше начинают нуждаться в нашей заботе, жалости и любви – уже не меньше, чем мы когда-то нуждались в них. И ошибка, если взрослый человек входит в противостояние со своими родителями: «ах, вот ты меня маленькую не любила – так я вот тоже тебя сейчас!…»

— Детский сад!

— Ну да! Лучшее, что мы можем сделать, поймав себя на таком чувстве – это родителей простить. Потому что – я может быть скажу сейчас страшную вещь – но на самом деле родители могут быть вообще любые.

— ???

— Не удивляйся! Любые, да. И они не обязаны нас любить совсем. Главное и самое лучшее, что родители могут дать своему ребёнку, — это просто родить их на этот свет. Родители дали нам возможность через них прийти в этот прекрасный, волшебный мир, полный любви. А там – уж дальше может быть, что угодно.

— Да ты что? Даже если ребёнка оставили в роддоме?!

— Всё равно! Всё равно он должен быть благодарен маме и папе уже за то, что пришёл в этот мир. Надо понять простую вещь: наши сегодняшние, уже постаревшие родители, — они и сами, наверняка, были травмированы в детстве. Их растили во время войны, после войны: ну кому это было надо тогда – ставить ребёнка на пьедестал? Первичным тогда был вопрос выживания – и никто детей не возносил, как это делают сейчас…

— О, Юля, это ещё одна тема, которую я бы хотела с тобой обсудить. Про детей на пьедестале и инфантильных родителей….

Продолжение следует

На фото —  Юлия Шелепина. Фото из ее альбома ВКонтакте.

Добавить комментарий


Комментарии

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

Телефон: 8 (926) 132-08-28

E-mail: soznatelno@mail.ru

© 2017. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика