«Если ребенку не хватает общения с тобой, твоя вечная работа и занятость во имя его будущего никому не нужны!»

nekhvatka-vnimaniya

Амир Тагиев*: Какие они, современные дети?

Такие же, как и были! Во-первых, дети – это прямое отражение родителей. И мы достаточно смело можем сказать, что то поколение, которое есть, оно такое же во многом, как и предыдущее. Меняются только формы проявления человека.

Например, если человек раньше боялся общения, сидел дома или общался с какой-то очень маленькой группкой людей, то сейчас он сидит в интернете. Если не знать подростков, то складывается глубочайшее заблуждение, что им сейчас проще: они же могут сесть в интернет и чувствовать себя там очень открыто, могут писать, что хотят. Да ни фига!

У них столько правил общения, столько правил комментариев! Ты не так пошутил – тебя отфрендживают сразу. На самом деле, там все жестче на данный момент, чем в реальном мире. И поэтому часто подростки только охотно читают и делают перепосты – картинку, либо чужую мысль.

И даже комментариев стараются особо не оставлять. Но если вы посмотрите, что делают 90% взрослых в социальных сетях, которые все отчетливо понимают про своих детей, — ровно то же самое. Единственное что, они могут перепостить открытку и написать : «Ну я всегда так думала! Или «Я всегда об этом мечтал».

А какие они – современные родители?

Все зависит от того, родителей каких детей мы имеем в виду. Если мы говорим про родителей новорожденных, то я смотрю на них, и у меня душа радуется. Они все читают, делают осознанный выбор. Они из двухтысячных, поколения интернета. Это абсолютно другая формация родителей. Она классная, и я очень верю в них. Они заложат очень много мощного потенциала в общество.

Старшее поколение я бы поделил на две части. Первые – это те, кто со времен своей юности остался в бесконечном внутреннем конфликте с собой: что же я должен делать в этой жизни? Как же я должен жить? У этих людей ребенок появился, когда они только-только начали набирать обороты. А тут бац – надо менять свою жизнь. И это родители, которые тотально недовольны своей жизнью.

Сначала после распада Советского Союза они ждали, что кто-то придет и их жизнь изменится. Придет Ельцин, и они станут жить лучше. Не стали. Придет Путин, и они станут жить лучше. Не стали. Они как поймали еще в советские времена эту фишку, что за тебя должен большой дядя все сделать. И все время ждут, что кто-то придет и изменит их жизнь.

Другие, оказавшись на улице, не в смысле того, что без родителей, а оказавшись сами с собой, видя, что их родители не в состоянии сейчас оказать мощную поддержку, начинали рвать пространство: что-то делать, менять. И это взрослые, которые абсолютно довольны своей жизнью. К моменту родительства они успели как-то отрефлексировать, прийти к тому, что на самом деле нужно жить себе в удовольствие и радость.

Как этого добиться? Это искать самого себя, мне кажется. Всегда. Какой я? Какое мне нужно окружение? Какие мне нужны люди вокруг? И эти люди начинали расти, придумывать свои бизнесы и так далее и тому подобное. Эти ребята до сих пор в таком режиме: высокий уровень энергии, высокий уровень ответственности за самого себя, и как следствие, за своего ребенка. Не страха, а именно ответственности. Они очень дружественно относятся к своим детям, и очень дружественно с ними строят отношения.

Какие различия в подходах, основанных на страхе и на чувстве ответственности?

Страх и ответственность — это два принципиально разных момента, которые все время подменяют. Говорят «ответственность», а на самом деле это дикий страх за своего ребенка. Но там, где страх, там недоверие. Где недоверие, там нет любви.

Ответственность за своего ребенка – это осознание того, что я обязан ему дать, что я могу ему дать, что я хочу ему дать. Ответственность — это понимание собственных границ во влезании в чужую жизнь. А жизнь ребенка – это чужая жизнь. Это не твоя жизнь. Это суперважно. Страх и недоверие – это состояния, в которых родителям на самом деле все равно. Тут им только важно, чтобы ты был живой. И такие родители даже так говорят – мне важно, чтобы ты был живой. А в таком состоянии не передается знание, о том, как быть живым, как быть здоровым и т.д. Потому что в этом состоянии такая гиперопека — унижающая и уничтожающая любое достоинство. Либо ребенок ломается под этим и становится инфантильным, либо ему рвет башню, и он начинается требовать абсолютно права на собственную жизнь. И тогда никто уже не может это нормально остановить.

Что такое осознанное родительство?

Я бы сказал так – неосознанный родитель находится в постоянном контакте С СОБОЙ. Если я нахожусь в постоянном контакте с собой, то мне важно, нравится ли мне сейчас то, что происходит с моим ребенком: что он ходит туда-то, занимается там-то и тем-то. Это стратегия: «Я хочу, чтобы ты был счастлив». И дальше: «Я хочу, чтобы ты был счастлив через 10 лет, когда позврослеешь. Тебе нужно, чтобы у тебы была хорошая работа, хорошее окружение, чтобы ты знал английский. Ты будешь счастлив. А сейчас –потерпи. 10 минут». По мне, это дико смешно. Человек хочет быть «здесь и сейчас «счастливым». Он СЕЙЧАС хочет сейчас чувствовать это счастье.

Осознанный же родитель находится в постоянном контакте С РЕБЕНКОМ. Для осознанного родителя важно спросить своего ребенка, нравится ли ему этим заниматься, хочет он этим заниматься или не хочет. Это стратегия «Я хочу, чтобы ты был счастлив. Ты счастлив?». И далее: «Вот сейчас ты счастлив?»

При этом надо учесть, что ребенок где-то что-то может недопонимать. У него могут быть какие-то другие приоритеты. И, конечно, где-то нужно поддавить. Я думаю, что абсолютно любой взрослый хоть раз в жизни говорит: «Эх, жалко, мама меня недодавила». И это нормальная история. И здесь только осознанность нужна. Конечно, если я понимаю своего ребенка, наблюдаю за ним, я вижу, что с ним происходит – он просто ленится или у него расписан график так, что он не может никуда вставить прогулку со своими друзьями. Я бы тут периодически спрашивал, не хочешь ли ты от каких-то занятий отказаться, а действительно ли все это сейчас должно быть?

Для мам сейчас очень много ресурсов, которые пишут о том, какими мамами надо быть, что делать, как делать, специальные группы, в которых можно обсудить что-то, задать вопросы. Есть ли нужда в чем-то подобном для пап?

Здесь есть два важных момента. Первый момент: в 90% случаев все эти материалы написаны не для мам, а для родителей вообще. Но мы настолько все привыкли – и в России это очень сильно видно, что когда мы говорим «родители», мы подразумеваем «мама».

Мама — это такой главный родитель. Все остальные могут быть, могут не быть. Так сложилось исторически, и сейчас это так выглядит, потому что нередко папы бросают семьи, уходят и создают новые. В реальности же, если мы еще раз пересмотрим эту массу материалов, то заметим, что зачастую написано слово «родители», но мы за этим не слышим, не видим слова «отец». И вторая фишка в том, что чтобы начать видеть, НУЖНО, чтобы появлялось слово «отец». А этого практически нет. У женщины есть материнский инстинкт, заложенный природой, и она знает, КАК. А я папа – у меня такого инстинкта нет. И мне, по-честному, нужна такая же поддержка, а может, даже и большая, потому что я тоже хочу понимать, правильно ли я делаю.

Конечно, если отец хочет, по-настоящему хочет, то он все найдет и прочтет, и поймет, как и что. Но с точки зрения того, как информационное поле общества взаимодействует с отцом, я бы сказал, на сегодняшний день в Москве уж точно посыл такой — ты можешь быть, а можешь не быть.

Какова роль отца в воспитании вообще?

На самом деле, с того момента как мама перестает кормить грудью, роль отца становится стопроцентной. До этого момента роль папы действительно не очень значение имеет. Мама вскармливает, ребенок привязан к ней, но как только он отцепился от груди, скажем, от года, то здесь важен отец. Даже хотя бы потому, что маме чисто физически уже тяжело таскать на руках годовалого ребенка. Хорошо, если это делает папа. В этом случае ребенок чувствует, что он не обуза, не тяжесть.

Что современный отец должен в семье делать обязательно, какими качествами обладать?

Ровно то, что и мама. Должен уметь общаться со своим ребенком, взаимодействовать, говорить. Здесь очень многое будет связано с возрастом. Если мы говорим про маленьких детей, то там очень важно, чтобы папа поборолся, пободался. Мальчикам это очень важно! Они себя так лучше чувствуют. Это где-то в 2,5 года. Что такое папы мальчиков? Неважно, в каком возрасте, но здесь принципиально важно совместное рукоделие. Почему? Потому что мы начинаем вместе создавать. Что-то делаем. И здесь может быть две стратегии. Первая — я знаю как, и я тебя научу. И вторая — я тоже не знаю, но это будет весело. И тогда мы вместе узнаем. Тут еще можно сказать, что я точно так же, как и он, не знаю, и он может предлагать классные идеи. Тут папа должен уходить от мысли, что вот велосипед выглядит так. И если мы решили с сыном сделать велосипед, пусть это будет самый сумасшедший велосипед на свете. Второй вариант: я говорю: «Сынок, я знаю, как делать велосипед. Сейчас мы сделаем с тобой лучший велосипед на свете». И тогда я передаю знания. И это рукоделие, оно может в разных вещах проявляться. Особенно эта совместная деятельность важна лет в 8-9. Чем больше в этом возрасте вы этого закладываете, уход от каких-то правил, стандортов, норм, тем больше это становится нормой. И как раз папам это просто.

А если это папа девочек?

С девочками — это другая история. Папа для них всегда — это такой принц. И здесь очень важно девочку поддерживать в том, какая она прекрасная, какая она восхитительная. Также очень важно для папы одинаково поддерживать и маму в ее красоте. Иными словами, поддерживать их обеих. Чем больше папа будет себя проявлять как принц, тем больше у него шансов, что его дочь не выйдет замуж за плохого человека. Вот принцип таков. Чем больше он сам себя ведет плохо, тем больше шансов, что завтра он будет ломать копья и слушать истории из разряда «блин, мой муж дебил» и т.п.

Какие вопросы с детьми лучше, чтобы обсуждал папа?

Это касается и папы, и мамы. Тут надо раз и навсегда зарубить, что ребенок – это отдельный человек, способный на свои эмоциональные реакции. Это значит, что у моего ребенка может быть сформирована какая-то большая близость с мамой, а не со мной. Это означает, что, например, такие вопросы, как жизнь и смерть, я бы предложил маме обсудить. То есть тому, с кем больше контакт. Если мы сами чувствуем, или я понимаю, что у ребенка контакт ближе со мной, то, конечно, я возьмусь обсудить с ним такие важные вещи. Есть три важные темы, которые будут возникать всегда. Во всех кризисных периодах жизни они всплывут так или иначе, и про них придется говорить. Это рождение само по себе. Под ним мы будем подразумевать жизнь, смерть и секс. И здесь очень важно, особенно для мальчика, как отец не испугается говорить, например, про секс. Насколько он способен сам без невроза говорить о сексе. И о том, что это нормально.

А если с мамой ближе отношения?

Конечно, мама тоже может прекрасно обо всем поговорить. Но я считаю, что если есть папа, неважно, приходящий или нет, который способен взять на себя эту функцию, это круто. Именно папа погружает мальчика в период где-то с 7 до 17 лет в сексульную жизнь. Говорит о том, как ухаживать за женщиной, как проявлять знаки внимания, что есть сам по себе секс.

С девочкой, соотвенственно, папа может поговорить о мальчиках. Очень важны истории пап, как он ухаживал за мамой до замужества. Очень важно показывать какие-то фотографии, обсуждать их.

В каких случаях роль отца в семье может оказаться особенно важной?

Есть в развитии ребенка определенные фазы. Не просто так это все природой предусмотрено. Если у ребенка один родитель, то вероятно, что ребенок через эти этапы проходит каким-то другим путем. Это не значит, что плохо. Просто другим. Самый яркий пример, когда в 4 года начинается такой момент, когда все мальчики женятся на мамах, а все девочки выходят замуж за папу, хотят они того или нет. Так заложено, что они начинают взрослеть и играть в эту игру. Если отец есть, и его функция здоровая — то есть он сам никак и ничем не травмирован, то в этом случае ребенок пройдет эту стадию очень хорошо и спокойно. Открепится от мамы, спокойно будет искать свое развитие.

Если отца нет или он травмирован как-то, то тут все по-разному очень. Приведу пример. У меня был клиент, которого я персонально вел. Мальчик, 13 лет. Его колбасило во все стороны, он убегал из дома. При этом семья очень хорошая. Оказалось, что мальчик был второй ребенок в семье. А вот у папы была такая история. Он встретил маму, был в нее дико влюблен. Ему очень нравился секс. Они оба были очень молодые. Все классно. И тут она взяла и забеременела. И секс на этом закончился. Она родила ребенка, и только-только у них, казалось бы, все вернулось, появился второй малыш. И неожиданным образом это вывело на такую вот жесткую конкуренцию между отцом и сыном. Потому что в тот момент, когда ребенок в 4 года стал говорить о том, что он женится на маме, для папы это вызывало дикую совершенно реакцию. И вот они в такой борьбе и пребывали.

Часто папы много работают. И как в таких условиях тотальной нехватки времени не потерять связь с детьми, поддерживать близкие, доверительные отношения?

Меня вот честно всегда пугает фраза – много работает. Я вот всегда смотрю и пытаюсь понять – а ты зачем это делаешь? Чтобы что? Что ты хотел? Ты хочешь машину большую, квартиру? И, как правило, я слышу — я хочу, чтобы у моего ребенка было все! Образование и т.д. – А ты хочешь, чтобы ребенок был счастлив? Спроси его, он счастлив? Если ему не хватает общения с тобой, все это никому не нужно. Потом ты эти деньги будешь тратить на психологов, которые будут заниматься твоим ребенком. Или откупаться от милиции, или платить, чтобы вытащить его от наркологов. У этого нет цены! Если я сам понимаю и оцениваю, что моему ребенку не хватает моего общения, если я не дебил, то обязательно перестрою свою жизнь. И я могу перестроить. Нет такой работы, которую невозможно было бы перестроить. Одно время выходило много американских фильмов, продвигающих эту идею, потому что у них это была проблема. Теперь у нас это все пришло. Я вот знаю, что вполне могу взять Орана (сына Амира – прим.ред.) на переговоры. И он мне никак не помешает. На самом деле он будет нормально сидеть, ползать под столом. Мы видим границу только там, где мы хотим. Если человек чувствует, что ему не хватает общения с ребенком, ничего не должно ему препятствовать. Потому что у этого зашкаливающая цена.

Есть ли какой-то секрет воспитания ребенка?

Да нет никакого секрета. Во-первых, надо просто говорить с ребенком. А очень многие родители все свое общеним сводят к: «Ты уроки сделал?» При этом приходят специально пораньше, чтобы с ним пообщаться, садятся и говорят: «Че, как в школе?» И это дико неинтересно. Это большая проблема, если родители начинают терять себя как личности.

Страшно, если ребенок становится предметом самовыражения личности родителя. Ребенок от этого всегда будет пытаться уйти. Тут только один выход — быстро начать заниматься собой, перебирать собственные ценности. А что для меня, как для личности, важно? Не ребенок. А именно для меня. Что мне интересно, что нравится? Лепить из глины? Отлично. Значит надо идти и лепить. И не ждать со стороны ребенка: «О, мама ты так круто слепила». Делать это надо для себя. Исключительно для себя и получать удовольствие. В определенный момент ребенок сам скажет: «О, откуда у нас такая чашка? – Это я слепила». И он пропрется от того, какая у него мама крутая.

Во-вторых, развлекаться надо вместе с ребенком, что-то вместе делать. И, в-третьих, касаться чего-то живого, общаться с живым. Не зоопарк, а открытая ферма, лес. Город захлестывает, и здесь сложно уловить вот эту энергию жизни. А в лесу она есть, там ею можно наполняться. Мы с детьми в лагере медитируем, например. Задача простая – дать ребенку собраться в одну точку. Мы приходим в лес, и я говорю, что сначала надо найти свое место, где будет прям кайфово. И дети ходят по лесу, чувствуют. Потом задание номер один – мы максимально закрываем глаза и собираем все звуки, которые там есть. Затем задача переместить фокус на самых дальних птиц, которые далеко-далеко где-то поют. Вы не представляете, какие лица у детей становятся, какая фокусировка!(с восхищением). И круто приезжать и делать это с родителями. Приехали в лес, устроили соревнование, кто больше услышит. Пусть это будет как игра. И это классно!

Беседу вела Дарья Хайрулина

*Амир Тагиев, специалист по работе с подростками, со-организатор лагеря «Кавардак», бизнес-тренер, эксперт по переговорам и коммуникациям и просто папа.

Оригинал

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

© 2009-2019. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика