Здравствуй, Дейжа

Мария Коноваленкова, акушерка: История моих родов вовсе не очередная Ода домашним или естественным родам. Она вовсе не о том, как “хорошо я родила” и потому, какая теперь “удавшаяся мать”. Я вообще не поддерживаю определений “хорошо родила” или “плохо родила”. Родила, как родила. Дальше нужно жить…

Каждой семье я, как сломанное радио, пытаюсь донести идею о том, что за женщиной всегда должно быть сохранено право свободного выбора и решения, как, где и с кем ей рожать. Рождение ребенка – не мимолетное явление, и важность оно имеет, как для матери, так и для ребенка на всю последующую жизнь.

Любая из нас, прежде всего, желает здоровья и благополучия себе и своему малышу. Исходя из опыта, знаний и убеждений каждая из нас принимает решение о том, где и как ей рожать лучше и безопаснее всего. Есть правда за теми, кто идет в больницу, есть и за теми, кто остается рожать дома. Но как бы там ни было, решение это должно быть, прежде всего, за женщиной, а не за мужем, не за родителями или другими близкими. Ведь право распоряжаться своим телом – это естественное право каждого человека.

Моя старшая дочь была рождена в клинике естественных родов на Бали Bumi Sehat. Я была довольна всем за исключением маленьких деталей. В родах за мною ухаживали, я постоянно чувствовала заботу, профессионализм, мне пели мантры, со мной дышали, мычали, и просто относились очень вежливо уважительно и по–человечески.

Второго ребенка мы с самого начала беременности планировали рожать дома. Я была склонна к тому, чтобы быть наедине с мужем и дочкой. Но муж настаивал на том, чтобы на родах обязательно присутствовала опытная акушерка, а лучше две. Я не спорила. К началу 7-го месяца план был сформирован. К нам на роды согласилась прийти моя напарница по домашним родам Робин Лим. Муж был спокоен и доволен. С Робин мы рожали Налу, Тоби ей очень доверял; я с Робин проработала в клинике 2 года, и нас связывает значительно больше, чем просто акушерство и роды.

Но у жизни, как всегда, свои планы.

Трагический внезапный уход из жизни моего отца, в один день все изменил, отправив меня на 35-й неделе с Бали домой, на Урал.

Рожать я по–прежнему намеревалась дома, только вот в акушерке уже совсем не нуждалась. Слишком эмоциональным и напряженным был для меня последний месяц беременности, слишком оголенными и обостренными были чувства. Идти на компромиссы я уже не хотела.

Так “почему дома”? Что же так многие в последнее время носятся с идеей домашних родов, как с писаной торбой?

Мое решение рожать дома без профессиональной медицинской помощи продиктовано скорее страхом… Я не искала прозрения в родах, не искала особого “творческого” или духовного опыта, не ждала, что надо мной разверзнутся небеса, вдруг спустится божественный луч и сама Богоматерь. Мистика не для меня. Мне точно не нужно ни себе, ни кому другому что-либо доказывать. Мне не хотелось экспериментов. Я рассчитывала лишь на свои силы, знания и акушерский опыт.

Я знала четко, чего я НЕ хотела. Я не хотела стать жертвой возможных врачебных манипуляций, давления, или даже врачебных ошибок, выбери я вариант роддома. Я точно не хотела, чтобы на меня, упаси боже, кто–то кричал в родах, относился свысока, грубо или указывал, что делать. В коридоре лежать тоже не хотелось, как и в совместной палате с другими роженицами. Я не придумала себе эти страхи, слишком много историй реальных женщин, родивших в России и за рубежом, сформировали мое отношение к роддомам.

Я знала, чего я хотела. Я хотела здоровых родов для себя и своего ребенка. О биомеханике этого процесса я знаю чуть больше обычной средней женщины. Но именно эти знания не давали мне пойти в больницу, где я была бы лишена права голоса, права принятия решений о собственном здоровье и жизни своего ребенка.

Я всегда говорю парам: если вы решили рожать в больнице, будьте добры, принимайте правила игры выбранного вами медицинского учреждения, уважайте их. Уж если Вы выбрали роддом, Ваше решение предполагает определенную степень доверия врачу и остальному персоналу смены.

Но ведь не редко звучат истории из серии:“пришла рожать, а мне, не предупредив, прокололи пузырь”, или “мне сделали эпизиотомию, хоть я заранее обговаривала “свой план” родов, да еще и плохо зашили..”, или “врач сказал, что у ребенка плохие показания КТГ и меня прокесарили… я им не верю”. Таковы сегодняшние реалии родовых отделений: с роженицей будут предприняты все необходимые манипуляции и процедуры, положенные протоколом. Нельзя доверять врачу наполовину.

Так же и я, я понимала, что если решу рожать в роддоме, то рожать я должна по всем правилам и протокольным временным рамкам этого учреждения. А вдруг не успею “раскрыться” за установленные 12-24 часов? А вдруг динамика моей родовой деятельности не будет внушать доверия врачу и он примет решения о стимуляции или даже срочном оперативном вмешательстве? И что если при всем этом я буду твердо знать, что, в действительности, со мною и моей родовой деятельностью все в порядке, и никакие вмешательства мне не нужны? Спорить? Или молча смириться, раз уж саама пришла? Я боялась оказаться “беспомощной”. Состояние беспомощности в отношении себя, своей семьи, детей, жизни в целом – не для меня. Я предпочитаю контроль и свободу на самостоятельные независимые решений за себя.

Решила рожать дома – вся ответственность на тебе. Априори. Но и решения все за тобой. В больнице роженица – “пассажир”. Эта роль очень комфортна и безопасна. Она подходит большинству, но не всем. Дома роженица решает сама за себя.

Прекрасно понимаю тех, кто идет в больницу. “А что если что–то пойдет не так?” – вопрос очень жизненный, не надуманный. Желание быть защищенным, довериться опыту профессионалов – чего тут не понять? Что за непонятная бравада играть в рулетку, если можно предугадать заранее и обезопасить себя и своего ребенка от возможной опасности, и осложнений, которые могут повлиять на всю последующую жизнь? Роды – процесс крайне непредсказуемый.

Хорошо понимаю и тех, кто совершенно не готов к тому, чтобы рожать с врачами в роддоме. Все мы разные, и разница, прежде всего, в широком, глобальном отношении к жизни.

Сторонники домашних родов между собой тоже имеют общие “черты”, имеющие право на жизнь. У этих ребят, как правило, есть некое внутреннее стабильное доверие к жизни в целом. Категория этих людей, как правило, честно принимает факт того, что жизнь непредсказуема, что в родах “всякое” может случиться, что вечно спасаться от беды – это жить в постоянном скрытом страхе. Свое ощущение безопасности они находят в телесном и душевном комфорте, который черпают в привычной, уютной обстановке своего дома.

Не буду лукавить, меня тоже неоднократно посещали тревожные мысли: справлюсь ли я в родах сама, без акушерки и врачей, справедливо ли мое решение по отношению к близким, готова ли я взять на себя ответственность за возможный неблагоприятный или даже летальный исход?

Но с прилетом в Россию пришла какая–то тихая уверенность и доверие к предстоящему. Отпустили все тревоги. Я размышляла вслух: что страшного может случиться со мной в родах? Послеродовое кровотечение? Это вряд ли. Но даже если и так, я приготовила кровеостанавливающие и тонизирующие матку препараты. Что страшного могло случиться с моим ребенком? Тут вариантов ответа больше. Но мне самой неоднократно приходилось оказывать первую неотложную помощь новорожденным. Я не могу сделать всего того, что могут предложить условия больницы и опытные врачи, и, тем не менее, своих знаниях и опыте я была уверена, на них и полагалась.

К своим домашним родам я готовилась лишь технически и организационно, и готовилась так, чтобы не создавать лишних хлопот и волнений для близких.

Я заранее договорилась с одной из лучших подруг студенчества. С ней мы разве что огонь, воду и медные трубы не проходили. Это эмоционально и физически здоровый и устойчивый человек, мне очень близкий, мама двоих детей. (Вообще людям, легко теряющим самообладание и контроль, не место на родах). Моя подруга хорошо водит автомобиль, могла приехать в любое время суток по звонку и отвечала за “План Б”. Она знала, где находится ближайшая больница, и была готова отвезти нас туда по первому требованию.

Хочу заметить, что к варианту срочного кесарева я относилась спокойно и была эмоционально готова. Конечно, мне этого очень не хотелось, но я не избегала мыслей и страхов, связанных с тем, что роды могут пойти не совсем по желаемому сценарию. Как акушерка, я знаю, что роды даже у самых сильных, подготовленных, информационно подкованных и “естественно” настроенных женщин могут закончиться операцией. Ведь достаточно того, чтобы малыш устроился не самым лучшим образом, достаточно небольшого поворота головки или не идеально прижатого к груди подбородка для того, чтобы роды из простых 6-8-ми часовых превратились в мучительный 3-х суточный марафон с финалом в больнице. Все это мне прекрасно известно из практики. И потому весь последний месяц я каждый день разговаривала со своим малышом, просила устроиться как можно удобней, чтобы роды прошли благополучно для нас с ним обоих.

Я так же понимала и то, что роды – часть жизни, процесс непредсказуемый, где все и как угодно может обернуться, независимо от наших желаний и планов. И чем ближе я приближалась к заветной дате, тем спокойное у меня становилось на душе от принятия этого факта, без каких либо страхов и волнений. Я будто чувствовала, что мы с малышом в чьих–то очень добрых и надежных руках…

В доме к родам было чисто, тепло и уютно.

С мужем и мамой я провела спокойную и уважительную беседу. Моей главной просьбой к ним было сохранять спокойствие во чтобы то ни было. Иначе их невроз бы передавался мне. И мама, и муж, лучше, чем кто бы там ни было знают, в каких порой “экстремальных” условиях я принимаю роды, и знали, что если что–то пойдет не так, в любом случае, я буду знать об этом первой.

Замечу, что для меня это один из важнейших аспектов подготовленности к домашним родам – иметь в окружении человека, который может дифференцировать, что есть здоровая норма, а что уже за гранью “нормального” и требует срочного медицинского вмешательства.

Наготове был и мой “тревожный чемоданчик” с акушерскими штучками. Я сама приготовила для себя кровоостанавливающий укол, наготове был мукосейф (устройство для щадящего отсасывания слизи), необходимая гомеопатия, маска Амбу и даже шовные материалы. Заранее я все показала мужу и заверила в том, что при необходимости я всем смогу воспользоваться сама. Содержимое чемоданчика скорее было важно для мужа, нежели для меня. Тем не менее, все было и было готово к использованию.

Удивительно и несколько смешно мне самой над собой от того, что я решила рожать именно в бане (точнее, в предбаннике). Отчего–то я всегда скептически относилась к этой идее, и даже молча критиковала подобный выбор. Желание рожать в бане у меня ассоциировалось со стремлением к некому псевдо–духовному опыту, вялой привязке к славянским корням, да и сам санитарно–гигиенический вопрос вызывал у меня большое недоверие. Но рожать в квартире мне не представлялось комфортным, рожать в больших светлых комнатах нашего дома – тоже. Именно предбанник был единственным “укромным”, уютным полумрачным и достаточно маленьким местом, где я чувствовала себя в уединении и состоянии полной защищенности. Весь дом был построен моим папой, но я знаю, что именно баня для него была святилищем, особенным местом, храмом здорового тела и духа. Ко дню родов здесь все было вымыто и вышаркано на несколько раз, на стол постелены салфетки, на скамьи – уютные коврики, на окна – занавески.

Никаких предвестников. Никаких “намеков” на роды. Никаких “пробок” или утончения шейки матки накануне. Только очень “низкий живот” на протяжении всего последнего месяца.

4 сентября

Первая схватка пришла утром. Время было около 8-ми. Не понять, что это “оно”, было не возможно. Это была длинная болезненная, ноющая, не отпускающая так просто, схватка. Все утро я провела в постели, тихонько пыхтя и мыча. Перерывы были минут в 20, так, что я могла отдыхать. Часам к 11-ти я отправила всю семью на строительный рынок, с расчетом, что вернуться они через пару–тройку часов. Мне хотелось побыть  одной. Мой муж, Тоби, догадывался, что я “начала рожать”, но виду не подавал, и не сдавал меня маме. Так, беспечные, все укатили по своим делам.Я начала уборку дома.

Вернулись мои около 2-х, схватки к этому моменту стали сильнее, больнее, интервалы минут в 10, но мне было понятно, что я еще в самом начальной стадии родов. Дом был прибран, баня вымыта, и в 6 часов вечера (помню, как сейчас) я выгнала маму из предбанника. Там на полу было постелено большое чистое ватное одеяло, сверху чистая простыня. Я набросала подушек. Муж топил баню на протяжении всего дня, так, чтобы поддерживать комфортную теплую температуру и в бане и в предбаннике. Дверь в баню держали открытой. Да, баня и предбанник, являются частью дома, поэтому на улицу выходить не нужно.

Первая “убойная” схватка пришла в 6 вечера. От нее мои глаза сразу же вылезли на лоб! Это было так неожиданно резко и больно, что я не успела принять хоть какую-нибудь удобную “правильную” позу, задышать, замычать, я просто замерла в остепенении и задышала снова только тогда, когда боль поутихла.

Опешившая от такой неожиданности, я зашла отдохнуть, погреться и настроится на дальнейшее, в баню. Сидеть в сухом ароматном тепле в перерывах было очень хорошо и уютно. В бане очень мягкий приглушенный свет. Запах смолы и слышен треск дров. Но вот находиться там во время схваток оказалось очень сложно: резко становилось жарко, не хватало воздуха, на скамьях было не удобно. В 6.10 я успела проверить себя, оценив раскрытие в 1см. Я и обрадовалась (хоть что–то! Но почему ж тогда так дьявольски больно, раз самое начало???!!!) и тут же приуныла (мама родная, так больно и всего 1см…. что же будет дальше?..)

Примерно в 6.30 ко мне присоединился бодренький веселенький муж с бутылочкой пива. Бах – еще одна схватка… Я с рыком ему: “раздень меня!”. А он так неспешно: “Сейчас, подожди, я в доме пиво допью и приду.” Хорошо, что была схватка, иначе, боюсь, я бы его убила. В перерыве прошу его: “передвинь меня с одеялом прямо к открытой двери бани, чтобы мне было все время тепло, но не жарко”. Он что–то очень по–мужски и умно ответил, и тут чаша моя переполнилась. Шепотом но, видимо, с пеной у рта, я заявила, что через мгновенье вырву к черту(!) зубами его печень, если он не замолчит и не станет делать просто так, как я прошу. Молча! И быстро! Муж понял: я рожаю. Теперь точно. Живенько передвинул все куда надо, сам сел на лавочку рядом со мной и дрожащим голосом спросил, можно ли ему хоть чашку кофе, если пиво нельзя? Раздался мой решительный рык, в котором я отправила его чистить зубы, никакого кофе, и вообще принести мне чистой воды. Оставшиеся пару часов я то и делала, что материлась, как сапожник, и знаете, получала хоть какое–то удовольствие от этой изящной душевной наготы!

Схватки шли с нечеловеческим ожесточением. Замечу, что не так часто, может, с перерывом в 4-5 минут, но были они такими злыми, такими раздирающими, что ни петь, ни гудеть, ни дышать, ничего я не могла. Я только, как в бреду, разговаривала с малышом и заклинала его/ее быть сильным, быть стойким, и уверяла, что “мама все выдержит и справится”… Но в перерывах я безутешно плакала. Плакала и твердила мужу, что вряд ли справлюсь,что ничего подобного в своих первых жутко болезненных родах не испытывала.

И вот первое прозрение или скорее подтверждение некому внутреннему знанию. Мои собственные слезы в этих родах показали мне еще раз простую истину. Слезы – это нормально. Слезы – это не плохо. Вовсе не обязательно успокаивать и подбадривать рожающую в слезах женщину. Мои слезы были вовсе не от жалости к себе. Мне себя не было жалко. В своих силах я была уверена, не смотря ни на какие словесные стенания и эмоциональные проявления. Мне просто было больно! Чудовищно больно. И от того слезы сами застилали глаза, слова сами находили выход наружу и ничего я не могла, не собиралась контролировать, отсеивать или фильтровать.

Роды – мощный поток энергии, будь они в аккомпанементе со слезами, блаженством или ядреным матом. Это невероятное проявление естества без внешней мишуры и прикрас. Женщина в родах голая! В самом глубочайшем смысле этого слова. Женщина в родах не ищет успокоения или жалости со стороны, ей скорее пригодятся молчаливое понимание, сочувствие и просто любовь. Любовь в любом ее проявлении: теплое объятие, тихое присутствие, добрый верящий взгляд.

Не зная времени, но возможно, около 8-ми вечера я проверила себя еще раз: 5 сантиметров. Счастье! Значит дело движется. Муж подбадривал, говорил добрые слова. Но не часто. Его рук я уже не отпускала. Схватки были такие ярые, что я чувствовала, как каждая следующая раскрывает (а по ощущениям, раздирает!) меня на сантиметр, может и больше. Резь в области шейки и давление вниз были нестерпимыми. Я и плакала, и материлась, и смеялась над собой. Муж рожал со мной, он и гудел, и мычал и считал за меня: пик схватки длился 20 нечеловеческих секунд.

Через прикрытую дверь, как в бреду, я слышала, как бабушка играет в мяч с Налой, как приехала моя подруга, как трещат дрова в печи..

Мне казалось, что схватки хотят меня убить. Давление стало настолько мощным, что меня тужило и сдерживать потуги было почти невозможно. Я попросила мужа помогать мне не тужиться, как он только мог. Ведь раскрытие не было полным. Муж старался держать меня в фокусе на расслабление и получалось у него отлично в течение буквально 2-х схваток. Но вот с пальцем во влагалище, чувствуя еще не полностью раскрывшуюся шейку матки ( может сантиметров 8) меня стало тужить так, что глаза отъехали на затылок! Лопнул пузырь и головка малыша, как бульдозер начала уверенно проделывать свой путь к свету. На одной потуге головка подошла к выходу, без всякой паузы, и вышла наружу. Длилось это неописуемое ощущение секунд 20-30, оно было и ужасным и прекрасным одновременно. От меня не требовалось ничего. Абсолютно. Ни сознания, ни фокуса, ни расслабления, ни каких знаний, ни даже дыхания. Никакой подготовки! Я просто была. И я просто рожала. Тело, моя женская природа все делали сами,будто говоря мне “сиди тихо, доверься и просто наблюдай”…

Я, признаюсь: кричала я на той потуге, как животное. Ни о каком духовном прозрении речи не шло. Вообще в тот момент меня мало, что отличало от дикой самки. И это, опять же, было прекрасно. Рефлекс отторжения плода в самом его торжестве. Помните Одена? Никаких волевых потуг, никакого “ума”, никакого вторжения со стороны других людей, никакой “помощи”, никаких советов. Один мощный неудержимый поток. Вот и реальные естественные роды, кому интересно

Все на той же самой единственной потуге на свет появилась вся малышка целиком. Тоби со слезами принял ее своими голыми руками, аккуратно держа на полу, устланном полотенцами, спокойно размотал пуповину,обвившую на один раз шею, и бережно подал мне нашего мокрого лягушонка на руки.

В самом начале той решительной потуги я лишь успела крикнуть Тоби: “Зови Налу!”. Налуша очень хотела быть рядом со мной на протяжении всех родов. Она время от времени заходила, гладила меня, целовала, сочувствовала, прижималась своими щечками. Но в течение схваток мне было слишком тяжело с ней рядом, поэтому мы пообещали, что позовем ее на само рождение. Нала вовремя вбежала с огромной улыбкой и, хлопая от волнения в ладоши, успела вместе с папой встретить свою сестренку.

Наша малютка Дэйжа родилась в 20.35. Два с половиной часа активных родов.

Море любви и слез! Через дверь доносился плач счастья мамы и моей подруги. Как же было хорошо! Все те же потрескивающие дрова в печи, все тот же запах смолы и теперь примешавшийся сырой запах рождения новой жизни. Я рыдала от счастья, держа свою доченьку на руках и в то же время от горя, что нет родного отца рядом, разделить слезы этого чуда. Удивительно, как, не мешая друг другу, могут сосуществовать рядом высшая радость рождения и незатихающая боль утраты…

Через полчаса мы были уже в теплой постели, в окружении самых близких и родных мне людей: мама, муж, дочь и подруга. Мне заварили вкусный горячий час из малины, смородины, пастушьей сумки, облепихи и меда, привели в порядок, обтерев теплой водой. Малышка к тому времени уже вкусно сопела у груди. Нала, как белка летяга, радостно скакала по комнате. Было уютно, тепло, хорошо… и все тот же треск дров.

Плацента родилась легко и быстро, мы с мужем вместе осмотрели ее на предмет целостности. Бережно вытерли и оставили аккуратно завернутую в салфетку до ритуала отжигания, который запланировали на следующий день.

Что еще остается сказать?.. Да, это было больно. Да, мне вновь казалось было, я помру от этой запредельной боли. Но нет, не померла и в этот раз. И не помру в следующий. Просто потому, что я женщина, и мне в родах дается ровно по плечу, ровно столько, сколько я могу вынести. Помнить об этом, когда рожаешь, – почти не реально. Все, о чем я помнила в своих – лишь то, что я мать, и я должна быть сильной, цельной для своих детей. Я могу плакать, я могу позволить себе материться, я могу молить о помощи, но беспомощно развалиться на куски и сдаться я не могу.

Я не знаю, просто ли мне “повезло” в том, что все остались живы и здоровы. Лично я просто счастлива от того, что мне никто не мешал, никто не давил, никто не оспаривал моего желания рожать так, как хотелось мне. Я счастлива от того, что мои близкие доверяли и уважали мой выбор. Возможно, им не было так спокойно, как мне, но виду никто из них не подал, напротив, я все время чувствовала их абсолютную поддержку. По мне, именно эта внутреннее и внешнее доверие, общая гармония и предопределили мое расслабленное состояние, которое позволило родам пройти благополучно.

И я по–прежнему не могу уверенно сказать, что же именно предопределяет благополучие родов, что отличает тех, кто “умеет” рожать от тех, у кого что–то “не получилось”. Я знаю лишь то, что рождение детей – не ракетостроение. Для того, чтобы родить не нужно читать массы тематической литературы, учиться на курсах, учиться дышать, вставать в позы и прочее. Все это НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО! Разумеется, есть замечательные книги на тему родов, и замечательные курсы, и все это, однозначно, помогает подготовиться и настроиться к родам. Но это не обязательно. И, как мне кажется, не так важно, как иметь рядом просто любящих, добрых к тебе, доверяющих тебе людей, тех, кто верит, что ты можешь родить сама, где бы там ни было и с кем бы там ни было. Просто потому, что ты – Женщина. Ты уже знаешь, все, что тебе необходимо знать. Ты уже – Мама.

Оригинал

ФОТО из личного архива автора

Добавить комментарий


Комментарии

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

Телефон: 8 (926) 132-08-28

E-mail: soznatelno@mail.ru

© 2017. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика