Как рожали две деловые женщины и что из этого вышло

kak-rozhali-zhenshchiny

 Из дневника домашней акушерки:

Часть I. Бизнес-леди

История первая началась ещё прошлым летом. Позвонила мне женщина и очень деловым тоном сообщила, что хочет, чтобы я её наблюдала, так как она — директор предприятия и ей некогда ходить по женским консультациям, и роды она планирует дома, если всё сложится. Договорились о встрече.

Беременность вторая, первые роды 7 лет назад, прекрасный мальчик получился, здоровье хорошее, никаких подводных течений со стороны физического. Спрашиваю, не против ли домашнего варианта отец ребенка? И вот тут начинается самое интересное, она говорит, что не хочет обсуждать этот вопрос, отец ребенка женат, у него дети и он живет на две семьи, их он конечно же не обидит в материальном плане, но вот другой поддержки от него она не ожидает. Ну думаю, ладно, не моё это дело, срок маленький совсем пусть идет, как идет.

Прошла неделя примерно с этой встречи, мне звонит моя роженица, с которой мы уже три беременности пережили, двух детей я встретила, а третьего по телефону сопровождала, плачет слезами горькими и просит о встрече. Пригласила её на чай и тут она мне поведала, что муж её прекрасный завел роман на стороне, и там его женщина беременна и он хочет, чтобы они жили одной прекрасной дружной семьей и настаивает на том, чтобы она дружила с этой женщиной и полюбила её как он, и мало того, в том доме который они строят, он ей комнату выделяет. А у неё душа болит, сердце рвется, не может она так, плохо ей, грустно и противно. По косвенным признакам я начинаю понимать, что это та женщина, которая директор фирмы. Мир тесен.

Проходит два сложных для меня месяца, потому что одна женщина демонстрирует сильнейшую агрессию, она испытывает глубокую ненависть к ребенку, которому суждено родится, говорит, что не хочет чтобы он жил, пусть он уходит, я тревожусь за беременную и ставлю на неё «Обережный круг», о чем сообщаю и той, и другой. Всё немного успокаивается.

Беременная, назову её Светой, много путешествовала во время беременности, летала в разные города и страны, много работала: она проводила совещания, встречалась с партнерами, заключала контракты, обучала персонал, расширяла производство, отвечала на огромное количество звонков и писем. Параллельно она продала и купила квартиру и занималась ремонтом. Ещё она посещала встречи по космоэнергетике и йогу. На акушерские приемы она приходила строго вовремя и всегда сообщала сколько у нас времени, поэтому всё проходило быстро и по деловому.

Подходил срок родов, я съездила на контрольную встречу, изучила маршрут, посмотрела всё ли приготовлено, мы обговорили последние моменты и стали ждать. В последние недели она продолжала вести обычный образ жизни, разве что проводила совещания и собеседования полулежа.

В выходные она звонила — говорила, что вроде бы её прихватывает, но как-то слабенько, и что ей никак нельзя рожать сейчас, потому что в понедельник нужно объехать три банка и подписать бумаги, а потом можно. В понедельник, Света позвонила где-то в 11 и сказала, что у неё отходит пробка и слегка мажет коричневым, схваток нет, поэтому она поехала по банкам, чтобы всё успеть (надо отметить, что она всегда сама ездила за рулем).

Примерно часов в 5 вечера, она сообщила, что уже не может вести машину, оставила её около офиса и сотрудник подвезет её куда я скажу, чтобы послушать ребенка и посмотреть открытие. Я как раз заканчивала акушерский прием и сказала, что можно подъезжать. Она приехала, вся взволнованная, что надо ещё успеть в последний банк, а она как-то чувствует себя не так. Послушала ребенка, посмотрела открытие и вот тут я встревожилась, потому что открытие было палец, с таким ещё и походить долго можно, но после осмотра вышла пара таких сгустков крови, которые меня очень насторожили.

Я ещё раз послушала ребенка и сказала, что если она не сделает сейчас же УЗИ, то может меня не ждать. Света, на это, сказала, что чувствует что всё нормально, что она бы знала, если что-то не так. Я позвонила коллегам, обсудила эту ситуацию, решила посмотреть результат УЗИ, мониторить ребенка и, если что, то сразу отправлю её в роддом.

До семи часов она успела съездить в банк, потом заскочила в Перинатальный центр, сделала УЗИ, позвонила где-то в 8 вечера и сказала, что больше кровянистых выделений не было, так слегка мажет и результат УЗИ мне прочитала, который меня успокоил отчасти. Сообщила, что пока не надо приезжать, что она позвонит попозже.

В 11 вечера я была у неё. Там встретилась со своим старым знакомым, отцом ребенка. Надо отметить, что он за полторамесяца до рождения ребенка принял решения остаться с семьей и больше не строить здесь отношения. Света лежала в джакузи и слушала по телефону какие-то настрои от своей волшебницы-космоэнергета. Я послушала ребенка, попила чай и устроилась спать на кресле в уголке. Примерно через час роженица вышла из воды, мы о чем-то поговорили, я уложила её спать, бережно укрыв одеялом.

Всё началось ближе к 2 часам ночи, Света ушла в ванную комнату и опираясь на раковину стала постанывать на каждую схватку, которые пошли довольно часто. Она жаловалась и спрашивала долго ли ещё, я обещала, что к 7 утра ребенок родится. Потом в какой-то промежуток между схватками она посмотрела на меня и сказала, что вот мол, какая у меня профессия: сидеть и смотреть как женщины страдают и мучаются. Ближе к потугам, Света встала на четвереньки и на каждую схватку говорила :»Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста не так больно, я не выдержу больше». Вскоре отошли светлые воды и потуги стали ярче и конкретнее.

В 3-20 родился крупный мальчик, было обвитие пуповины, которое никак не отразилось на процессе. Потом родилась плацента. Света немного полежала с малышом там же на полу и запросилась в джакузи. Лежа в теплой соленой воде она взбодрилась, сказала, что думала, что всё, больше никогда она рожать не станет, а сейчас думает что станет наверняка. И вдруг вспомнила про какой-то договор, который она не успела просмотреть и попросила меня принести ей его, когда она перейдет на кровать. Я категорически отказалась, сказав что сейчас самый важный договор лежит у отца на руках и ей стоит подумать о нём прежде всего. Как ни странно, но она согласилась.

Первые сутки они отсыпались, на вторые сутки у неё было совещание на дому, руководители отделов приезжали к ней, на третьи сутки она поехала забирать свою машину и в магазин за продуктами, как я её не отговаривала. В магазине на неё накатила какая-то паническая атака и слабость, она очень быстро вернулась домой и теперь ведет более спокойный образ жизни.

Вот интересно, что за эти полтора часа до рождения ребенка она была совсем другой, такой я её видела только один раз когда машина её попала колесом в люк, она не могла никак её вытащить, ждала трактор, опаздывала везде и рыдала, так по детски, не как женщина, а как девочка. И в родах — она вынырнула из этой роли контролирующей всё и вся и была совсем беззащитной и слабой, но не опиралась ни на кого в этой слабости, просто была.

Часть II. Женщина-фотограф

Она ходила на курсы, группа была предновогодняя, каждое занятие мы с группой слушали рассказ о том, какая была фотоссесия на этих выходных, на неделе и сколько ещё нужно сделать всего, чтобы подготовить студию к новогоднему проекту.

Где-то к концу занятий, она сообщила мне , что ей бы очень хотелось, чтобы я посидела с ней до хорошего открытия и отправила в роддом, так как дома рожать у неё нет смелости. И хотя я очень и очень это не люблю, но согласилась, сделала исключение. Недель в 37 она пришла на акушерский прием, мы всё обсудили, решили вопросы которые у неё возникли и пересчитали сроки, потому что был большой разброс между ПДР по циклу, по УЗИ, по анализам ХГЧ. Примерно по моим подсчетам срок был  20 или 21 марта, по врачебным ожидалось 15 марта, женщина была уверена, что родит 13. Время шло, а ребенок не собирался выходить, у него были свои планы.

Женщина прикрепилась к Перинатальному центру, заключила договор с определенным врачом и ездила периодически на осмотр. Врач посчитала, что срок у неё 18-19 и не торопила до 25 числа, а потом начала говорить про стимуляцию, про 42 неделю, про сомнительное КТГ. Понятно, что в такой ситуации любой беременный человек заволнуется. Я предложила воспользоваться касторкой, и если организм готов, то всё начнется, если нет, ну лишний раз очистится организм. К этому предложению женщина моя отнеслась с б-о-о-о-льшим сомнением и высказала, что это почти как окситоцин и так далее, и что лучше она с мамой погуляет часа два, это было в понедельник. Я не стала настаивать.

В пятницу рано утром раздался звонок, что у неё всё началось, я какое-то время поддерживала её по телефону, а потом отправилась на сопровождение.

Приехала и погрузилась в атмосферу спокойствия и заботы. Дома пахло благовониями, женщина лежала на кровати удобно обложившись подушками, рядом хлопотала мама, которая прикладывала грелку, делала массаж, читала молитвы и процесс потихонечку шел. Я посидела примерно полчаса, посчитала схватки, послушала сердцебиение, после того, как женщина вернулась из похода в туалет , посмотрела открытие. Шейка раскрылась на 4 см, была очень сглаженная и мягкая, плодный пузырь цел, голова показалась мне довольно плотной, но в общем всё было нормально.  Между схватками женщина проявляла заботу обо мне —  предлагала удобнее сесть, выпить чаю, спрашивала не отвлекает ли она меня от жизни.

Постепенно ей стало неудобно на кровати и она перешла в другую комнату расположившись на коленях на полу и, положив руки и грудь на диван, она уже пропевала схватки и практически не реагировала на внешний мир, её периодически тошнило, уже не хотелось прикосновений, только грелка на пояснице и мягко положенные на плечи руки. С момента осмотра прошло 4 часа, схватки стали идти через 2 минуты по 1 и чуть больше минутки, в какой-то момент прошло две подряд одна длинная и одна покороче.

Мне уже без осмотра стало ясно, что открытие 7-8 см. Так как ехать далеко, то я предложила собираться и вызывать такси. На сборы у нас ушло около часа, когда мы стояли в дверях ожидая такси женщина моя охала, что ей на схватку давит куда-то в спину и вниз и что она наверное не доедет. В машине на заднем сидении мы положили плед, она легла на бок и мы с её мамой пожелали им благополучного пути.

Я предполагала, что она родит часам к 7 вечера, поехали они в четвертом часу. В 6 вечера от неё звонок, что у неё нет схваток, никаких, совсем. Говорит, что в машине её прямо очень хорошо прихватывало, а тут пока оформились ещё прихватило раз пять или шесть и всё — с этого времени нет никаких признаков родов. Приехали они на 8 см открытия, я подумала, что может это предпотужная пауза?

Она уже посидела в душе, ходила, приседала на корточки, но, увы, совсем никак. Дальше ей поставили откситоцин, но он лился как вода, матка просто не стала сокращатся с необходимой силой и всё тут. Ещё час её покрутили-повертели, и на полном открытии повезли на кесарево сечение. Малыш родился в 19.38 с весом 3550, рост 57 см. Из признаков переношенности у него «завернуты стопы», типа ему было очень тесно. (А существует вообще такой признак переношенности?)

Вот, что это было? Родила бы она дома или так же впала бы в слабость?

Женщина моя очень расстроена этим фактом, винит себя и сожалеет, что всё могло быть иначе. А я думаю, что не факт.

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

© 2009-2020. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика