Компьютер и ТВ в семье: ограничивать ли детей? Эфир радио «Эхо Москвы», программа «Бэби-Бум»

nuzhno-li-ogranichivat'-rebenka

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Елена Абдулаева, детский психолог, эксперт центра московского центра экспертизы игрушек и информационной продукции для детей. (по тел.)

Эфир ведут: Эвелина Геворкян, Андрей Поздняков, Алексей Голубев.

Э.ГЕВОРКЯН – Добрый день! Это программа «Бэби-Бум». У микрофонов сегодня, как и обычно, работают: Алексей Голубев, Андрей Поздняков и я, Эвелина Геворкян.

А.ПОЗДНЯКОВ – Добрый день!

А.ГОЛУБЕВ – Добрый день!

Э.ГЕВОРКЯН – А сегодня мы поговорим на такую душещипательную тему…

А.ПОЗДНЯКОВ – Это горячая тема.

Э.ГЕВОРКЯН — …А следует ли ограничивать детей от компьютера и телевизора.

А.ПОЗДНЯКОВ – Мы говорим не только о компьютерах – говорим, вообще, о мобильных устройствах, потому что я, когда к этой теме подходил, когда мы еще придумывали этот вопрос, вот я лично думал прежде всего о смартфонах, о планшетах и прочее…

А.ГОЛУБЕВ – Да это все вместе: телевизор, компьютер, планшет – это все вместе. Мы сейчас говорим об экране вообще, все объединяем, как это делают специалисты. Например, если мы говорим о медицинских специалистах, они не различают время. Они говорят: «время проводимое возле экрана», и в этот момент, когда они такое говорят, они не различают: телевизор это или смартфон – все одно.

Э.ГЕВОРКЯН – Мы с Андреем решили все-таки в этом эфире спросить у вас, посредством голосования разделить вопрос относительно телевизора и планшетов, смартфонов и компьютеров.

А.ПОЗДНЯКОВ – Вдруг не совпадет.

Э.ГЕВОРКЯН – Да, вдруг не совпадет, потому что в некоторых семьях, я точно знаю, бывает так, что телевизор – это табу, его нет, а при этом, допустим, iPad вообще никак не ограничивают – и как тогда быть? В общем, спросим наших слушателей.

А.ПОЗДНЯКОВ – Да, на самом деле мы тут затрагиваем целый комплекс вопросов, ведь речь идет о безопасности, о здоровье ребенка, психологическом, психиатрическом, развитии мозга, об особенностях восприятия картинок, быстро меняющихся. Я подчеркну, что мы говорим о детях до 8 лет, то есть тут самые разные у нас получаются возраста и самые разные ситуации. Речь идет все-таки о воспитательном моменте и о моменте привыкания и о проблеме досуга, о котором мы тоже поговорим в большей степени уже после середины часа, так что здесь целый комплекс проблем.

Но прежде всего, мы хотели бы обратиться, как всегда мы это делаем в начале нашей программы, к вашему родительскому опыту, и хочется сразу запустить голосование для родителей. Если у вас есть дети, участвуйте в нашем голосовании. И собственно, первый наш вопрос, как и обещали, мы разделяем немножко: вдруг совпадут у нас голосования, а вдруг не совпадут. Первый вопрос у нас такой: Ограничиваете ли вы своим детям доступ к компьютерам, телефонам и планшетам. Если вы ограничиваете доступ детей к компьютерам, телефонам, планшетам, звоните по телефону: 660 06 64, если нет – ваш номер: 660 06 65.

У нас пошло голосование? Потому что у меня как-то все…

А.ГОЛУБЕВ – У меня как-то все тоже, но сейчас, наверное, оно начнется…

А.ПОЗДНЯКОВ – Все заработало, голосование пошло.

Э.ГЕВОРКЯН – Давайте две минуты выделим на это голосование, а чуть позже еще две минутки спросим вас о доступе к телевизору – это будет отдельный вопрос, а сейчас только про компьютеры и девайсы.

А.ГОЛУБЕВ – А я пока спрошу своих коллег, Андрея и Эвелину: вы ограничиваете доступ этот самый?

А.ПОЗДНЯКОВ – Я предоставлю слово Эвелине первой.

Э.ГЕВОРКЯН – Я, как мама самых старших детей, начинала, что называется, за здравие, как, может быть, и многие родители. У нас не было дома телевизора. Потом он появился для того, чтобы мы могли сами на флешках нужные нам мультфильмы или фильмы…

А.ГОЛУБЕВ – Ну да, так многие делают.

Э.ГЕВОРКЯН – Да, а в итоге получилось, что все равно телевизор появился, и теперь иногда включается. iPad сейчас в плане наказания у нас совсем… дети от него отлучены.

А.ПОЗДНЯКОВ – Это интересная история – я слышал. Расскажи подробнее, потому что она мне кажется очень показательной именно как раз для вопроса и для того, что я буду рассказывать о своем опыте к вопросу о том, ограничивать – не ограничивать.

Э.ГЕВОРКЯН – Скорее, я чувствую, что это очень неправильно, но так случилось. Собственно, все, что я в этом эфире буду говорить, я буду говорить с оговорками, то есть согласно моим идеям детей нужно ограничивать от телевизоров, от компьютеров, потому что это вредит их психике. Я верю ученым, которые это говорят, но по факту жизнь оказалась не стерильной. И чем дальше дети взрослели, получалось так, что мне не удается совсем избежать того, чтобы они пользовались iPad, iPhone; они видят, как работаем за компьютерами или играем, отдыхаем мы.

И получилось так, что это все вошло в нашу жизнь. Тогда я начала это ограничивать. Потом так получилось, что у нас игры в iPad разрешались только по выходным и не более получаса или часа. И так же у нас с мультфильмами и фильмами, то есть мы их включаем только в субботу и воскресенье. И просто в какой-то момент я, что называется, опустилась до того, что наказывала своего старшего сына за непослушание тем, что у него будет неделя без iPad, две недели. И вот в какой-то пиковый момент я поняла, что уже количество этих недель вообще никакой роли не играет, и я на данный момент его полностью наказала, лишила iPad…

А.ГОЛУБЕВ – Что правильно.

Э.ГЕВОРКЯН – И теперь он им не пользуется. Кстати, сейчас он хоть иногда вспоминает: «Ох, там такая игра есть!» Вот сегодня он мне там чего-то открывал и рассказывал: «А вот есть такая…, есть «ферма», а есть стрелялки. Я знаю, ты не любишь стрелялки, а вот мне они так нравятся…». То есть мы с ним поговорили об этом. Но в целом ребенок стал спокойней. Этого крика, этих истерик вокруг iPad в нашей жизни стало меньше. Нет iPad – нет проблем.

А.ПОЗДНЯКОВ – Все это превратилось в романтические поэтические воспоминания – даже очень интересно – со стороны ребенка. Я подведу итоге первого голосования, мы обещали, что оно будет очень быстрым, уже ничего не меняется: 83% из тех, кто позвонили, признаются, что они ограничивают своих детей в доступе к компьютерам, телефонам и планшетам. И, соответственно, 17% таких ограничений не вводят. Такое же голосование с похожим вопросом, но одно слово у нас меняется буквально.

А.ГОЛУБЕВ – Я бы призвал наших слушателей быть честными, сами просто с самим собой будьте честны, потому что, телевизор – это еще большая проблема, насколько я понимаю. Здесь вам нужно просто честно ответить, ограничиваете вы или он у вас в фоновом режиме работает и ребенок, может быть, не обязательно сидит и смотрит…

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть получается ли у вас ограничивать на самом деле?

А.ГОЛУБЕВ – Да, получается ли в вашей жизни ограничивать детей от просмотра телевизора? Если да – телефон: 660 06 64, если нет – 660 06 65.

А.ПОЗДНЯКОВ – Я напомню телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Пишите, как вы поступаете, как вы решаете эти проблемы. Пишите нам на аккаунт vyzvon в Твиттере. Дмитрий нам пишет, что детей следует ограничивать от общения с телевизором и прочими гаджетами. Это отрицательно влияет на зрение.

А.ГОЛУБЕВ – Как интересно идет голосование.

Э.ГЕВОРКЯН – Смотрите, дело не только в зрении. Я просто процитирую, я на сайте soznatelno.ru – родительский портал, к которому я имею некоторое отношение – порылась и нашла в архивах материалы относительно телевизора и детей, компьютера и детей. И еще раз открыла для себя много интересного, перечитала. Смотрите, «Если родители надеялись на электронное средство, как на нянь, — это было английское исследование…

А.ГОЛУБЕВ – Да, заменить себя телевизором, компьютером.

Э.ГЕВОРКЯН – Да-да. «То в 20% исследуемых детей в возрасте 9 месяцев, — то есть мы про малышек говорим, — наблюдалась задержка развития. Если они смотрели телевизор или слушали приемники, пластинки…, — то есть любые электронные девайсы…

А.ГОЛУБЕВ – В таком возрасте это вообще преступление. Это к эпилепсии может привести и к глубочайшим…

Э.ГЕВОРКЯН – Подожди, что ты? Давай дослушаем, что же ученый в итоге из Англии Селия Вард говорит. Если они продолжали до 3-х лет смотреть, то они отставали в своем развитии на год по речи, речь 2-летнего ребенка, отклонение моторном сенсорном развитии. И, если родители изымали электронную технику в пользу непосредственного общения с ребенком, то тогда буквально 4 месяца он возвращался к своим нормальным адекватным своему возрасту нормам. То есть вот есть такие исследования.

А.ГОЛУБЕВ – Знаешь, почему такое может происходить, в том числе? Потому что – тоже исследование есть ученых, — когда работает телевизор в фоновом порядке и мама, которая находится в одном с ребенком за час произносит 500 слов в час. При выключенном 900.

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть это на самом деле то, что влияет на родителей в и общении с детьми.

А.ГОЛУБЕВ – Безусловно. Их общение сужается и ограничивается.

Э.ГЕВОРКЯН – Для ребенка же важно общение со взрослым, нужна живая речь. И также психологи установили, что лучше, чтобы ребенок до 4-х лет – это вывод из этого исследования – основной период созревания структуры мозга – не смотрел телевизор вообще. А для детей моложе 2-лет, утверждают американские педиатры, опасность просмотра телевизора может быть чисто физической. У ребенка в 18 месяцев бурно развиваются лобные доли мозга, отвечающие за контакты с другими людьми, поэтому с ними очень важно разговаривать в живую, общаться и не использовать…

А.ГОЛУБЕВ – Давайте завершим голосование. Вообще, спасибо вам за честность. Это огромная проблема нашего общества. 69%, почти 70% наших слушателей признались, что у них не получается ограничивать просмотр детьми телевизора.

А.ПОЗДНЯКОВ – Или они не ставят это своей задачей.

А.ГОЛУБЕВ – И 30% сказали, что ограничивают. И это просто катастрофа, потому что… вот, что касается, ты говоришь, до 4-х лет — ну да, если чуть-чуть быть полиберальней… До 2-х лет – это, вообще, табу: никакого просто… ребенок не должен знать, что такое телевизор, он не должен видеть эту картинку вообще.

А.ПОЗДНЯКОВ – Я так понимаю, что с твоей точки зрения он не должен видеть ни смартфона, ни iPad до двух лет и, в принципе, это должно отсутствовать в его жизни.

А.ГОЛУБЕВ – Он не должен с ними… Вот мультики…, там, где что-то происходит, какая-то модель жизни – вот то в первую очередь, от этого он должен быть полностью огражден.

Э.ГЕВОРКЯН – Огражден и видеть только жизнь родителей, да?

А.ПОЗДНЯКОВ – Леша, а в твоих представлениях вот именно про смартфоны, iPad, всякие планшеты…

А.ГОЛУБЕВ – Понимаешь, ребенок берет мой телефон – ему полтора, допустим, года когда – вот он берет телефон. Что он с ним делает? Игр я ему там не ставлю. Он может взять, повертеть его в руках. Ну, поднесет к уху, скажет: «Алле, алле! Дедушка, привет! Я ем» — вот такая игра как бы…

А.ПОЗДНЯКОВ – А, если дойдет дело до игр, как ты считаешь?

А.ГОЛУБЕВ – До игр не дойдет, у меня их нет, я их не устанавливаю и делать этого не собираюсь, по крайней мере, лет до… Таки игры, имеется в виду развивалки всякие – они допустимы уже с более старшего возраста…

Э.ГЕВОРКЯН – Друзья, смотрите, нам еще надо успеть Тоней Самсоновой позвонить, чтобы она нам про Англию рассказала, что там происходит. Смотрите, Лидия, что написала: «Старшего сына всегда ограничивали. В 18 лет он получил свой ноут — стал игроманом, вылетел из института. Как же правильно?»

А.ПОЗДНЯКОВ – На самом деле это проблема – Лидия правильно поднимает вопрос – потому что я принципиальный, в отличие от моих коллег, противник жестких ограничений в том, что касается именно компьютерной техники, смартфонов и планшетов, потому что тут может возникнуть, какая ситуация – кстати, с телевизорами та же история — ребенок не никогда не держал в руках планшет, не игрался с ним. Приходит в гости к другому ребенку, которому разрешают и видит это чудо техники, видит телевизор работающий. У него все – для него возник совершенно новый дивный мир. Он в шоке, он в восторге, он считает, что ничего прекрасней на свете нет. Я очень опасаюсь такой ситуации, поэтому мне представляется, что ребенок все-таки должен быть знаком с современным миром вокруг, а мир этот состоит из гаджетов.

А.ГОЛУБЕВ – Понимаешь, в чем дело. Если до 2-х лет вообще никакого телевизора – это не значит, что после двух лет все – посадил его, и он сидит целыми сутками смотрит этот телевизор с мультиками – нет. По общему мнению врачей до 5 лет ребенок может находится у экрана любого (смартфон, телевизор, компьютер) – 1 час в день.

Э.ГЕВОРКЯН – Да и то, многие говорят: по полчаса.

А.ГОЛУБЕВ – После 5-ти лет – 2 часа в день и не более. И то это очень либеральный подход. Насколько это вредно, о чем это говорит.

Э.ГЕВОРКЯН – Я просто знаю таких знакомых своих. Вот я смотрю, я думаю: у меня там битвы на фоне этого iPad происходят; получается мы этот дурацкий предмет идеализировали уже просто, я не знаю, до каких высот…

А.ПОЗДНЯКОВ – А если бы он спокойно имел возможность с ним общаться…

Э.ГЕВОРКЯН – Да, есть семьи, где вообще не ограничивают – он у них валяется этот iPad так же с игрушками и там нет никакого культа iPad, понимаешь?

А.ПОЗДНЯКОВ – Нет ничего уникального в предмете. Вот телефон у нас был. Нам, конечно, еще не полтора года, нам еще полтора месяца до полутора лет, но было тоже много воздыханий вначале по поводу: Ох, телефон, хочется с ним ходить, хочется с ним все время находится, тыкаешь – он включается – здорово! Тыкаешь пальчиком – он разблокируется. Все прекрасно. Это все очень быстро прошло, когда стало обычным. Это совершенно обычный, нормальный… как вилка на столе лежит, как пользоваться…

А.ГОЛУБЕВ — Нам, наверное, надо как-то пообщаться…

Э.ГЕВОРКЯН – Да, с Тоней и потом со слушателями. Мы ваши звонки тоже сегодня обязательно будем принимать.

А.ПОЗДНЯКОВ – Ну что, у нас есть Тоня Самсонова на связи? Здравствуй! Это наша коллега из Лондона, и мы, собственно, обычно пытаемся понять, как это устроено в других странах мира, и мы надеемся, что Тоня Самсонова поможет нам разобраться, как, вообще, в Великобритании ее знакомы семьи – как там обстоят дела с компьютерной техникой, с телевизорами и, вообще, дети смотря-то телевизор маленькие?

Т.САМСОНОВА – Маленькие дети все меньше и меньше смотрят телевизор. И последние исследования показывают, что телевизор и время, которое дети проводят со всеми разными устройствами, снижается год от года, и в то же самое время, количество детей, у которых есть свой iPad, и которые проводят с ним время дома у детей в возрасте от 5 до 15 лет за год приросло наполовину, и сейчас 42% детей, то есть почти половина детей Британии дома проводят время со своим собственным iPad, который вытесняет и игровые консоли и телевизор и радио и все остальные способы проведения времени ребенком. И со стороны государства и со стороны образовательной – это, скорее, даже поддерживается, чем… Я не знаю, я не нашла тревожных статей, в которых бы говорили: «Какой ужас!»

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть это не пугает.

Т.САМСОНОВА – Наша страна не вымирает, да — не пишут британцы такого. Скорей они, наоборот, вводят iPad и программы, образовательные программы, которые нужно делать на iPad с детского сада, с двух-трех лет. Вот это исследование – оно рассказывает о детях пятилетнего возраста. На самом деле все начинается в образовании с трех…

А.ПОЗДНЯКОВ – Подожди, вот это прямо зацепило, ранило. Я даже увидел во взгляде Алексея Голубева, кажется, некоторый ужас и шок. Как с двух-трех лет в детском саду iPad и планшеты… детей приучают к планшетам?

Т.САМСОНОВА – Конечно, потому что помимо того, что это развивает их навыки – мы можем об этом спорить, можем не спорить, но тем не менее, мы, наверное, не будем спорить с тем, что игра, которая есть у ребенка 2-3-х, 4-х лет призвана его встроить в общество, призвана сделать так, чтобы он за счет игры научился коммуницировать и, собственно, пользоваться плитой, понимать, что мама с папой ходят на работу, что есть iPad. И вот история в том, что мы так: «Какой кошмар! Дети пользуются iPad». Проблема в том, что мы сами себе не можем признать, то есть у нас не сложился у взрослых, мне кажется, достаточный уровень признания самим себе, что мы себя не можем ограничить от Фейсбука по вечерам.

И единственный случай, когда я сталкивалась с замечаниями мне лично — в детских музеях. Когда мы приходили в игровую комнату с детьми и я сидела с телефоном, и ко мне подходили, и ко мне подходили в TateModern музее и говорили: «Вы знаете, это игровая комната, мы стимулируем родителей общаться здесь с детьми, поэтому вы не могли бы перестать смотреть в свой телефон и заняться своими детьми».

А.ГОЛУБЕВ – Безусловно, все, что касается вопроса ограничения детей и общения с электронными устройствами в первую очередь начинается со взрослых. Ты сам себя ограничиваешь. Потому что, если ребенок дома видит, что папа круглыми сутками сидит перед теликом в выходной день, и при этом пытаться воспитать ребенка таким медиа-аскетичным просто невозможно.

Т.САМСОНОВА – Перед телеком – еще ладно. Речь идет о мобильных устройствах, потому что дети не будут пользоваться десктопами. Несмотря на то, что в школе задают задания, как если бы у всех детей были десктопы и они не работают с iPad — эти уроки, которые им задают. Дети не будут пользоваться десктопами, они будут пользоваться мобильными устройствами. И они видят родителей, которые – я не знаю, что они там делают в телефонах, — но они видят, что человек, взрослый человек держит мобильный телефон в руке практически 10 часов в сутки: берет его с собой в туалет, в кровать, за едой и так далее.

Э.ГЕВОРКЯН – Получается, что мы сами уже как наркоманы с этими мобильными устройствами. И ученые говорят, почему так сложно отучить потом – у них ломки случаются, если ты их лишаешь…

А.ПОЗДНЯКОВ – А зачем их отучать?

Т.САМСОНОВА – Зачем их отучать, если вы сами этим все время пользуетесь? То есть вы, либо с собой разберитесь и договоритесь, что «О’кей, телефон – это очень плохо, поэтому я им пользуюсь только как устройством, чтобы позвонить», и тогда имеет смысл ребенка от этого отучать. Но если вы пользуетесь им постоянно, значит, вы склоняетесь к мысли, что без него ваша жизнь и ваша коммуникация, ваша работа не существует.

А.ПОЗДНЯКОВ – Ну, то есть не игнорировать, а приучать пользоваться так, чтобы это было полезно, эффективно и не надо было тратить по 12 часов за тупой игрушкой, когда можно решать разнообразные вопросы – я так понимаю.

Э.ГЕВОРКЯН – Друзья, вот смотрите, журналист TheNewYorkTimes Ник Билтон во время одного из своих интервью со Стивом Джобсом задал ему вопрос, играют ли его дети в iPad, и он ответил, что «нет, мы ограничиваем…». И, кстати, в Силиконовой долине – там, где все это придумывают, там почти все ограничивают детей…

А.ГОЛУБЕВ – Здесь просто интереснейшая статья…

Т.САМСОНОВА – Джобс может быть гением в разработке новых устройств и революционером, но никто не говорил, что он гений в воспитании детей.

А.ГОЛУБЕВ — Спасибо большое! Это была Антонина Самсонова. Сейчас мы прервемся на новости, а вот из этой статьи я просто выдержки хочу буквально после новостей пару выдержек, потому что это очень интересно: и про Стива Джобса и про Силиконовую долину. В этой статье описывается, как специалисты вообще не дают своим детям никаких электронных устройств и читают им книжки. Об этом подробнее после новостей.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН – Продолжаем эфир программы «Бэби-Бум» пока мы тут не передрались все в студии по поводу того, как же нам приблизиться к этому идеалу…

А.ПОЗДНЯКОВ – Наконец-то я примерил на себя рубашку.. Все пытаются со мной спорить активно, собственно, что там ограничивать, не ограничивать. Война-война у нас. И я надеюсь найти поддержку в рядах слушателей.

А.ГОЛУБЕВ — Не надо нас понимать неправильно. Да, телевизор – плохо. Это уже, надеюсь, все понимают. Мы не говорим, что надо ребенка закрыть. Тут пишет Максим из Москвы: «Да, вообще, определяйте детей в монастырь – пусть будут «чистыми листами» лет до 18, а еще лучше – до 40». Нет, не так, Максим. Здесь важно понять, что есть вредная штука: компьютеры и телевизоры…

А.ПОЗДНЯКОВ – Это позиция Алексея Голубева про вредную штуку.

А.ГОЛУБЕВ – Надо правильно… Это как огонь: из него можно извлекать пользу, можно готовить еду…

А.ПОЗДНЯКОВ – Огонь вреден, получается?

Э.ГЕВОРКЯН – Он опасен. Ты же ребенка ограничиваешь от водки, огня и точно так же от компьютера.

А.ГОЛУБЕВ – Я из своего дома выбросил телевизор, точнее, никогда его не заводил, для жены в первую очередь, для детей тоже. Я не хочу, чтобы жена…

Э.ГЕВОРКЯН – То есть пока я тут на «Эхе» сижу на ленте новостей, в Фейсбуке и прочем, она пусть играет.

А.ГОЛУБЕВ – Я призываю всех мужей выкинуть из своих квартир телевизоры, чтобы жены не становились тупыми курицами, которые смотрят всякий бред, потому что договорится с женой: не смотри телевизор – невозможно.

А.ПОЗДНЯКОВ – Вот на этой светлой ноте я все-таки хочу напомнить наши координаты, чтобы вы как-то разорвали этот бесконечный спор. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45, пишите нам сообщения на этот номер. аккаунт vyzvon в Твиттере. И наш эфирный телефон, который мы задействуем, и, я надеюсь, буквально через полминуты: (495) 363 36 59.

А.ГОЛУБЕВ – А я, к чему это говорю – что все, что нужно в современном мире, можно найти в интернете. Компьютер, слава богу, у меня дома есть. И жена и я – мы можем все, что нам интересно из телевизора – передачу Познера, например, ее можно найти в интернете.

Э.ГЕВОРКЯН – Или филь ВВС о животных, о динозаврах.

А.ГОЛУБЕВ – Безусловно. И все, что необходимо, можно найти, только это тебя избавляет от просмотра рекламы ненужной. Кстати, большая проблема: когда дети подросли, вместо того, чтобы показывать телевизор, можно все это отыскать в интернете – там не будет этой ужасной рекламы, где странные тети себя странно ведут, а потом девочка в 5 лет, когда ее фотографируешь, задницу отклячивает, как Дженнифер Лопес, и ты не понимаешь, откуда это? Это все реклама и модель поведения.

Э.ГЕВОРКЯН – Слушай, но мы не можем детей растить в стерильных условиях – в этом есть правда.

А.ГОЛУБЕВ – Не в стерильных, да, невозможно.

А.ПОЗДНЯКОВ – Коллеги, вы начинали что-то интересное рассказывать про Силиконовую долину.

Э.ГЕВОРКЯН – Смысл в том, что они ничего не показывают своим детям. Вот Алекс Константинопль, директор OutCastAgency, говорит, что его младший пятилетний сын вообще не использует гаджеты на протяжении рабочей недели. Двое других его детей, которым от 10 до 13 лет, могут пользоваться планшетами и ПК в доме не дольше 30 минут в день.

Эван Уильямс, основатель Blogger и Twitter, говорит, что их двое сыновей тоже имеют подобные ограничения. В их доме — сотни бумажных книг, и каждый ребенок может читать их сколько угодно. А вот с планшетами и смартфонами все труднее — они могут пользоваться ими не дольше часа в день.

Ну, и дальше там исследования показывают, что дети до 10 лет особенно восприимчивы к новым технологиям, подсаживаются на них, как на наркотики.

А.ПОЗДНЯКОВ – Что правильно.

А.ГОЛУБЕВ – В общем, смысл таков, что лучше вообще…

Э.ГЕВОРКЯН – Что создатели этих гаджетов своих детей на самом деле ограничивают – это правда.

А.ПОЗДНЯКОВ – Они ограничивают, но, на мой взгляд, мне кажется, что это категорически неправильно, потому что люди будут жить с гаджетами, в мире, окруженном гаджетами и нужно не ограничиваться, а нужно приучать пользоваться этими гаджетами.

А.ГОЛУБЕВ – Все правильно, приучать. Только приучать надо правильно. Не с года приучать его. Есть такой возраст, когда просто – табу, понимаешь? А потом плавно…

А.ПОЗДНЯКОВ – Хорошо, давайте переключаться, все-таки НЕРАЗБпослушаем. (495) 363 36 59 – телефон нашего прямого эфира, звоните нам, рассказывайте, как вы это делаете: ограничиваете вы своих детей, не ограничиваете; надо приучать по вашему мнению, не надо; вредно это или полезно. Вот видишь, тут с тобой уже спорят: «Я купил большой ТВ для просмотра «Формулы 1». Жена к нему даже не подходит. Фоном только эхо звучит».

А.ГОЛУБЕВ – И пока вы на работе, там не «Формула» работает, я вас уверяю.

А.ПОЗДНЯКОВ – (495) 363 36 59 – телефон нашего прямого эфира. Здравствуйте! Откуда вы звоните, и как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Из Москвы, меня зовут Тимур.

А.ПОЗДНЯКОВ – Тимур, расскажите, вы вводите какие-то ограничения на пользование мобильной техникой, компьютером, телевизором? У вас ведь есть дети?

СЛУШАТЕЛЬ — Да, у меня ребенок – 1,8. Без ограничений, наверное, это совсем невозможно. Ребенка, тем более маленького без ограничений к технике, наверное, нельзя. Но, как говорят в эфире, что ограничить совсем – ну, наверное, в современных условиях это невозможно, да и, на мой взгляд, это совершенно не нужно. Ему нужно объяснять, что есть техника, ей можно и нужно уметь пользоваться…

А.ПОЗДНЯКОВ – А вы как-то объясняете и приучаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, у меня, например, ребенок… мы иногда любим посмотреть какие-то мультики на YouTube. У него там есть любимые слоники, с кошками там, допустим – небольшие, короткие пятиминутные. Он раз-два в день может попросить меня включить. Я ему включаю, мы смотрим вместе. Я ему объясняю, что происходит на экране. Ему очень нравится.

Э.ГЕВОРКЯН – Тимур, спасибо вам большое! Мы попробуем принять побольше звонков, чтобы разные мнения…

А.ПОЗДНЯКОВ – Да, многообразие. (495) 363 36 59. Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день! Меня зовут Павел, я из Москвы.

А.ГОЛУБЕВ – Вы ограничиваете детей своих?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, что я хочу сказать. Мне кажется, вопрос, может быть, чуть-чуть неправильный. Мне кажется, что дело не в том, как ты ограничиваешь ребенка, от чего, а дело в том, чем он занят, вообще.

Э.ГЕВОРКЯН – И…?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, если я для себя что-то понял про воспитание – что ребенок должен быть занят – вот это самое главное.

Э.ГЕВОРКЯН – А он у вас чем…? Простите, вот раньше дети были заняты играми, и кстати, об этом-то и бьют тревогу психологи, что современные дети разучились играть в коллективные игры во дворе: в казаки-разбойники, футбол гонять. Что ваши дети делают?

СЛУШАТЕЛЬ – Я, может быть, неправ. У меня сейчас младшей 2 года. У нее есть старшая сестра, она проводит время с сестрой, родителями. Побольше гулять. Потом она пойдет в сад, то есть в коллектив.

А.ПОЗДНЯКОВ – А у нее есть доступ к мобильным телефонам, смартфонам, планшетам, к телевизору?

СЛУШАТЕЛЬ – Периодически она хватает, допустим, старшей сестры телефон, но надолго мы стараемся не давать, потому что детям это не игрушка, в принципе.

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть вы отбираете?

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно, потому что она просто расшибет.

Э.ГЕВОРКЯН – А старший ребенок – сколько ей лет? Ее ограничиваете?

СЛУШАТЕЛЬ – Старшей 11 лет. И, вы знаете, у нее на это просто нет времени, потому что она в школе, она в музыкальной школе, она танцует и на телевизор не остается времени.

А.ГОЛУБЕВ – А она гуляет, играет?

СЛУШАТЕЛЬ – Гуляет по возможности, конечно, когда на это есть время, конечно гуляет с подругами.

Э.ГЕВОРКЯН – Спасибо огромное вам! Хорошая позиция.

А.ГОЛУБЕВ – Вот раз мы затронули тему игр и двора, потому что современных детей, действительно – ты его выпусти во двор, а он не знает, что там делать. Поэтому мы хотим такое голосование объявить: Умеет ли ваш ребенок играть в коллективные ролевые игры? Как мы знаем: казаки-разбойники…

Э.ГЕВОРКЯН – «Резиночки», «Хали-хало»…

А.ГОЛУБЕВ – «Классики», прятки и все такое прочее. Если ваши дети умеют играть в коллективные игры…

Э.ГЕВОРКЯН – И делают это.

А.ГОЛУБЕВ – И делают это с удовольствием, то телефон: 660 06 64. Если не умеют – 660 06 65.

А.ПОЗДНЯКОВ – Может быть, они умеют, но не играют, может быть у них нет на это времени, потому что они ходят постоянно во всевозможные кружки…

Э.ГЕВОРКЯН – Они просто не умеют, современные дети просто не умеют…

А.ПОЗДНЯКОВ – Я не знаю, как вы будете это объяснять, обосновывать – неважно. Звоните по номер 660 06 64. Есть, вообще, у нас эта проблема с ролевыми играми, с коллективными играми – мы сейчас выясняем.

Э.ГЕВОРКЯН – А мы об этом спросим, кстати, у Елены Абдулаевой. У нас будет на связи детский психолог, эксперт центра московского центра экспертизы игрушек и информационной продукции для детей. Я просто знаю от знакомых, что Елена даже проводила образовательные семинары для родителей, где как раз проводила семинар по поводу телевизора и компьютера. Мне очень интересно ее мнение.

А.ПОЗДНЯКОВ – На самом деле популярный вопрос, который постоянно как бы обсуждается, становится поводом для организации всевозможных семинаров и так далее. Вот Айрат нам пишет: «Не горячитесь. Полезно все, если в меру. Надо просто контролировать». Вот, надо ли контролировать или не надо и как контролировать, сейчас выясним. Елена, здравствуйте!

Е.АБДУЛАЕВА – Здравствуйте!

А.ПОЗДНЯКОВ – Скажите, пожалуйста, насколько жестко нужно ограничивать доступ детей…

А.ГОЛУБЕВ – Или не нужно.

А.ПОЗДНЯКОВ – …или не нужно к технике с экраном и к мобильной технике, к компьютеру и телевизору, вообще. Мы так стали разделять это все, голосование подтвердило, что люди разделяют, в принципе.

Е.АБДУЛАЕВА – Ну, экранную технику давайте возьмем вместе, потому что про телевизор очень многие родители много, чего поняли, особенно в связи с рекламой. А вот различные мобильные гаджеты – тут какого-то удержу совершенно нет, у взрослых даже. Ну, хочешь – поиграй. В колясках можно видеть детей, которые каким-то образом пользуются. Тут надо сказать, что для раннего возраста, собственно говоря, предметная деятельность – она очень важна. И в данном случае этот гаджет становится тем предметом, где можно куда-то нажать, что-то сделать и там что-то будет происходить.

А.ПОЗДНЯКОВ – Это же хорошо.

Е.АБДУЛАЕВА – Я бы не сказала, что это хорошо, потому что вопрос тут в том, что взрослые должны насытить предметную деятельность определенной средой, многообразной средой. Эта среда виртуальная. И ребенок развивается исключительно в деятельности с реальной средой. Это касается совершенно любого возраста. В данном случае родители должны это направлять, насыщать и обеспечивать.

Э.ГЕВОРКЯН – Моя коллега Тоня рассказывала про то, что Британия уже пошла на то, что разрабатывает специально на государственном уроне программы для детских садов, образовательные…

А.ПОЗДНЯКОВ – Даже внедряются…, с двух лет с планшетами…

Э.ГЕВОРКЯН – Развивающие. И дальше она говорит: «Ребенок же должен учиться пользоваться плитой». Я вот не успела возразить, что учиться пользоваться плитой нужно учится, наверное, настоящей а не виртуальной.

А.ПОЗДНЯКОВ – Как аналоги с компьютером, чтобы ребенок умел пользоваться компьютером.

Е.АБДУЛАЕВА – Во-первых, при том что разрабатываются с Англии различные специальные программы, надо сказать, что первое, начальное использование все-таки так или иначе происходит в реальной среде, если ребенок реально не понимает механизма – я не знаю – выпечки хлеба, изготовления стула, завинчивания винтов, вряд ли он может постичь это в виртуальном пространстве.

В той же самой Англии наряду с такими разработками колоссальное развитие получила движение уже довольно длительное время в связи с развитием и защитой пространства детской игры, причем эта детская игра распространяется на возраст до 18 лет. Приучение общаться, строить, взаимодействовать, творить, и на это выделяются тоже значительные средства и пространства. И в этом смысле, если мы имеем любой компьютер и любой гаджет как инструмент, мы и должны пользоваться им как инструментом для тех случаев, когда он действительно нужен, действительно необходим, и без него какие-то манипуляции делать затруднительно. Для этого надо освоить сначала начальные манипуляции.

Понятное дело, что прогресс двигается дальше, но в развитии есть некоторые закономерности и этапы. И если взрослый из своих взрослых сил, из этого культурного опыта и того, что он хочет вложить в ребенка, не формирует эту среду, а отдает на откуп – ну, в общем, тут могут проникать самые разные вещи в развитие ребенка, что взрослый потом может и ахнуть.

А.ПОЗДНЯКОВ – Ну, то есть, как это – ограничивать или приучать?

Э.ГЕВОРКЯН – То есть, что вы имеете в виду на практике? Как родитель должен поступать: когда давать компьютер, в каких случаях, а что вы имеете в виду, когда вы говорите, что будут какие-то последствия?

Е.АБДУЛАЕВА – На мой взгляд, такая вещь. Я немножко дополню исследование для полноты картины. Шла речь о том, что свыше часа, свыше двух часов нельзя и так далее. Были исследования, которые в свое время затеял в Германии один нейробиолог по фамилии Манфред Шпицер, который продолжал дальше институт, который специально для этого был создан. Так вот эти исследования свидетельствовали, что дети не до 5 лет, а до 7 лет, которые смотрят телевизор (не телевизор – а имеют видео-впечатления) свыше часа в день, они проявляют такие нарушения восприятия, которые свойственны детям с тенденцией к развитию шизофренических нарушений. То есть здесь развиваются некоторые процессы, которые касаются органики, которые касаются развития мозга. Есть книга такая «Антимозг», можно познакомиться. Она такая, довольно эпатажная.

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть с этим связаны последствия – это органические нарушения развития головного мозга.

Е.АБДУЛАЕВА – Да. Кроме того при игре в различные гаджеты – есть тоже такое исследование, я слушала доклад на эту тему – при игре с компьютерными различными программами – это касалось разных компьютерных игр…

А.ПОЗДНЯКОВ – И обучающих, в том числе.

Е.АБДУЛАЕВА – В том числе, да. Возникает такая тенденция, что нервные импульсы по нарастающей развиваются в сторону психотического приступа, приступа психоза в силу развития некоторого напряжения. Это исследовали американцы. Обучающие программы здесь занимают некоторую особую статью.

Мы не можем говорить о всех возрастах хором, но то, что необходимо в дошкольном возрасте обеспечивать именно те виды деятельности, в которых закладываются важнейшие новообразования детей, как-то: предметная деятельность, игра, возможность подражать взрослым, возможность создавать собственное пространство и быть компетентным в этом – это крайне важно. Для этого родители — очень верно было сказано – должны как бы направить собственную деятельность на то, чтобы она была понятна для детей, потому что то, что делают родители в iPad – это постичь невозможно. То, что он тыкает куда-то и получает результат – это можно постичь, а как это происходит, как это придумано, постичь невозможно. И в этом смысле эта собственная активность на взаимодействие, на игру вместе с детьми. Если мы смотрим с детьми мультфильмы какие-то, то очень важно следить затем, что восприятие сюжета было по возрасту. Очень много детских мультфильмов вроде миленьких и веселеньких, которые по содержанию совершенно не относятся к дошкольникам, детям до 8 лет. Они касаются более старших детей.

Э.ГЕВОРКЯН – Елена, простите, что я вас перебиваю, у нас время подходит к концу. Резюмируя. Мы уже начали с этого. Мы с Алексеем здесь тоже цитировали все эти исследования и так далее. Но вот как же быть? Жизнь, реальная жизнь – она наст не стерильна и не идеальная, что даже, когда начинаешь ограничивать, вот как я привела свой пример, то потом тогда возникает культ, а те родители, которые не ограничивают своих детей от iPad, они вроде бы равнодушно к ним относятся. Как на практике быть, есть у вас ответ?

Е.АБДУЛАЕВА – На практике: определить себе, насколько это серьезно вредит жизни. И, если я не хочу, чтобы у меня ребенок был зависим от iPad, у нас должна быть насыщенное различное деятельное пространство.

А.ПОЗДНЯКОВ – То есть не запрещать, а увлекать другим?

Е.АБДУЛАЕВА – Увлекать другим, прежде всего. Второй момент: совершенно четко определить время пользования, если таковое имеется, имеется в виду этот час после школы – для всего, чего угодно. Третий момент: делать это спокойно и уверенно. И если взрослы для себя определил, ребенок не будет раскачивать его границы, и выяснять, а действительно ли родители так думают, что у меня будет теперь вот так.

Э.ГЕВОРКЯН – Я вас уверяю, что будет. Будут истерики такие, что мало не покажется. Ломки, депрессии.

Е.АБДУЛАЕВА – Да, это серьезная вещь, потому что это психическое заболевание, эта зависимость экранная, которое вошло в международную классификацию. И оно из Японии имеет происхождение, называлось оно там НЕРАЗБ, сейчас оно иначе называется. Дело в том, что если мы в своей уверенности меняем свой образ жизни и отношение к этому, если мы не оставляем это на самотек, то тогда ребенок при наличии достаточно интересных видов деятельности совместных, он успокоится и примет это. Это будет спокойно. Но надо выдержать, по крайней мере, трое суток истерик точно.

А.ГОЛУБЕВ – Спасибо большое! Это была Елена Абдулаева, детский психолог, эксперт центра московского центра экспертизы игрушек и информационной продукции для детей.

Речь идет о контроле в первую очередь. Мы еще раз поняли, что все начинается со взрослых. Это не взял ребенка и ограничил, а ты должен начать с себя. Если ты решаешь, что у тебя у самого есть проблемы, надо как алкоголику признать: «Я алкоголик».

Э.ГЕВОРКЯН – Да, я фейсбук-зависима. 12 шагов программу открываем, да.

А.ГОЛУБЕВ – Да, и здесь уже начинать с себя, а потом детей. И гораздо легче контролировать все эти процессы, договариваться с ребенком, начиная с малого. Мне интересно, есть ли у наших слушателей в детских комнатах, вообще, какой-то экран компьютера или телевизор, присутствует ли в комнатах.

Э.ГЕВОРКЯН – Ну, а если нет детской…

А.ПОЗДНЯКОВ – Если у тебя отдельная детская комната, если тебе так повезло – то да, а если нет – то… Получается, они совмещают комнату с родителями.

А.ГОЛУБЕВ – Я спрашиваю про детскую комнату. Если комната одна и там живут дети…

А.ПОЗДНЯКОВ – Пока ты готовишься к этому голосованию, я все-таки хочу подвести некоторый итог. Мы же говорили о том еще, что дети разучились играть в «казаки-разбойники» — мы жалуемся. На самом деле жалуемся мы неправильно. Если верить нашим слушателям, 81% говорят, что дети умеют играть в коллективные ролевые игры, да играют во дворе – это 81%, 19% признаются, что их дети не умеют…

Э.ГЕВОРКЯН – Чудеса в решете! Ну, вот правда.

А.ПОЗДНЯКОВ – Ты не веришь этим результатам?

Э.ГЕВОРКЯН – Я не очень в это верю. У нас есть еще другая тенденция, у современных родителей –это другая тема передачи – когда, О’кей – оторвали от компьютеров, от телевизоров за счет того, что отдали на тысячу и один кружок, и тогда ребенок не видит опять на самом деле жизни, потому что его таскают из одного места в другое. И я не знаю, то ли погода плохая в Москве – я не знаю, как в других регионах России, особенно сейчас начнется зима и осень – дети будут мало гулять. Вот сейчас летом они еще как-то в футбол играли более или менее.

А.ПОЗДНЯКОВ – А я с тобой не согласен. Я вижу огромное количество детей у нас в районе, которые играют в футбол.

А.ГОЛУБЕВ – Считается, что детям вообще гулять нельзя, потому что ветерок дует – и гулять все – нельзя.

А.ПОЗДНЯКОВ – Где считается?

А.ГОЛУБЕВ – В России, в России.

А.ПОЗДНЯКОВ – Не знаю, не сталкивался с таким никогда.

А.ГОЛУБЕВ – Слушай, ты выйди на площадки в июне и посмотри – так негде плюнуть, а выйди в январе – там нет никого.

Э.ГЕВОРКЯН – Нет, есть еще счастливые дети, которые живут в деревнях, есть родители, которые сознательно с маленькими детьми выезжают за город. Мы, действительно, сейчас судим по нашим московским дворам.

А.ГОЛУБЕВ – Я сейчас запущу голосование. Если в комнате, в которой проживает ребенок, есть компьютер или телевизор, то ваш телефон: 660 06 64, Если нет – 660 06 65.

Э.ГЕВОРКЯН – Мне кажется, таких уже не бывает квартир…

А.ГОЛУБЕВ – Я не про квартиру, а помещение, где живет, спит ребенок.

А.ПОЗДНЯКОВ — Будем голосовать еще буквально 45 секунд.

А.ГОЛУБЕВ – В этой статье, которую ты держишь, удивительно интересные данные.

Э.ГЕВОРКЯН – Да, мне тоже понравилась статья психолога, консультанта и специалиста по детской психологии Екатерины Деминой. Она приводит сначала такой пример живой. Ее многие родители спрашивают, что же делать, что ребенок орет, устраивает истерики: «Мама, дай телефон!» И мы часто в метро, в машине, пока едем, чтобы ребенок отстал, она в коляску ему, действительно, отдает телефон, потому что она говорит: «Я не могу, он не отклеится, пока я не дам телефон». И спрашивают: Как оторвать ребенка от компьютера? И автор отвечает: «Вам не понравится мой ответ, потому что единственное, что можно сделать, это не сажать ребенка к экрану совсем». И дальше она приводит пример, опять же вспоминая наше детство, что мы видели, как работают наши родители, мы ходили к ним на работу или видели, как они работают…

А.ПОЗДНЯКОВ – Господи, ну это же мамонтство какое-то!

Э.ГЕВОРКЯН – Почему мамонтство? Они играли в игры, гоняли на велосипеде – все, что мы перечисляем во дворах. А сегодня очень много детей… Просто в сутках по-прежнему 24 часа. Если раньше в эти 24 часа в отсутствии компьютеров занимались какими-то натуральными, живыми видами деятельности, то сегодня очень многое перешло в виртуальное пространство.

А.ПОЗДНЯКОВ – Слушай, ну это естественно, мир, вообще, значительно перешел в виртуальное пространство. Если еще 20 лет назад родители по дороге с завода возвращались, где-то играли, развлекались с детьми или из института научного, то теперь они все-таки общаются в интернете. Есть целый мир в интернете, целый мир в электронных девайсах, который не должен быть закрыт для ребенка, потому что он должен уметь с этим жить, ему нужно уметь с этим жить. Он придет потом в школу и окажется, что он совершенно не способен даже воспринимать информацию, которую ему будут передавать, потому что через 10 лет ему эту информацию будут передавать посредством тех же самых планшетов, и все уже будут уметь пользоваться ими…

Э.ГЕВОРКЯН – Ты же не можешь, действительно, совсем ограничить и поместить его в этот каменный век. Он же живет здесь, среди нас.

А.ПОЗДНЯКОВ – Так поэтому надо приучать.

А.ГОЛУБЕВ – Там в конце еще про 12 лет.

Э.ГЕВОРКЯН – Да, и она и говорит, что вопли: «Почему он ничем не интересуется? Почему никуда не ходит и с нами не общается» начнутся намного позже, годам к 12-ти.

А.ГОЛУБЕВ – Потом в подростковом возрасте вот этот увалень, который ничем в жизни не интересуется, это будет…, это страшно, потом это переходит во взрослое состояние…

А.ПОЗДНЯКОВ – А не является ли эта ссылка к компьютерам – то, что: «О, нет, они играет в компьютер» каким-то оправданием себя. Если ребенок ничем не интересуется, играя в компьютер… Я хочу сослаться на нашего эксперта Елену Абдулаеву – она же говорила, что нужно не запрещать ребенку, она рассказывала, что нужно придумывать ему другие занятия, не радоваться тому, что он отвлекается на какое-то устройство, а занимать его еще чем-то интересным. Должно быть в жизни еще что-нибудь интересное.

Э.ГЕВОРКЯН – Эта мысль про ограничивать, как минимум не более одного часа в день, если, вообще, даешь – это тоже прозвучало как рекомендация.

А.ПОЗДНЯКОВ – Да, да, она как-то нас пыталась помирить. Я тут, кстати, хочу порадовать Алексея Голубева. Он задал вопрос на голосование и голосование уже остановил. Он спрашивал, есть ли экран, устройство с экранами и телевизоры, компьютеры, ноутбуки в комнате, где живет ребенок. И Леша, ты должен порадоваться, может, ты не поверишь этому голосованию, но 61% утверждает, что нет таких устройств.

А.ГОЛУБЕВ – Ну, а что? А 40% сказали, что в детской комнате у них есть либо телик или компьютер.

Э.ГЕВОРКЯН – Леша, наш мир не идеален!

А.ГОЛУБЕВ – Не идеален – это если у тебя на кухне телевизор, а когда в детской комнате – это катастрофа! Это конец всему.

Э.ГЕВОРКЯН – Это потому что у нас многие комнаты совмещены, я думаю, проблема ровно в этом.

А.ГОЛУБЕВ – Ну, значит, надо, чтобы в квартире не было. Уберите от телевизора жену, выбросьте его…

А.ПОЗДНЯКОВ – Весь этот клубок споровом можно только разрубить, и разрубят его новости. Мы, к сожалению, должны закругляться. Программа «Бэби-Бум».

Э.ГЕВОРКЯН – Мы обязательно устроим эфир про домострой, про патриархат, который вот… Я не могу это спокойно слушать- все, что несет мой коллега…

А.ПОЗДНЯКОВ – Алексей Голубев, Андрей Поздняков спорил с этим. Эвелина Геворкян спорила и соглашалась. Программа «Бэби-Бум». Мы встретимся через неделю!

Эфир программы

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

© 2009-2020. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика