Про чтение. Часть 1

Начать большую серию про чтение хочу с «наболевшего» вопроса, который мне задавали и в курсе, и на лекциях, и в ЖЖ-сообществе, и в личной переписке. «Чтение запоем».

Сначала давайте разберемся — что мы хотим от увлечения чтением? Если познание, развитие кругозора, помощь в поиске нужной информации — тогда беспорядочное чтение «запоем» никак не вписывается. Если мы хотим, чтобы «ребенок тихо сидел и не болтался (не шумел, не мешал, не водился с плохими детьми, не смотрел телевизор, и т.п.») — тогда вполне подходит. Скажу сейчас страшное  — чтение это не самоцель. Это способ нахождения и познания нужной информации. Впрочем, книги изначально для этого и были. Беллетристика появилась куда позже.

Так вот, вернемся к тому, с чего мы начали — мы не стремимся ЗАГНАТЬ ребенка в чтение и сделать это его ОСНОВНОЙ деятельностью. «Чтение — это способ познания мира». Это прекрасно, и относится ко всем, кроме детей. Для детей способ познания мира несколько отличается. Этот мир нужно смотреть, слышать, щупать, играть с ним. Слушать самые прекрасные произведения — это уже иное. Ребенок приходит в мир, и прежде всего хочет его исследовать, И никакие, самые лучшие, выдуманные миры не заменят этот, настоящий. Он прекрасен и бесконечен для детской любознательности.

«У советских собственная гордость» — мы привыкли, что мы «самая читающая страна» и вообще с человеком, который не знает, кто такой Тургенев, и разговаривать не будем. Между тем большинство населения нашей планеты ничего о нем не слышали,и продолжают вполне благополучно жить при этом. Ставить какой-то список (пусть даже из очень выдающихся имен) прочитанных книг, равным интеллектуальному уровню человека немножко неумно. Как раз дураки очень любят «глотать» сотни книг, а умные подолгу размышляют над одной и той же.

Я все время задавалась вопросом, почему был такой культ чтения. «Ах, вы не читали Булгакова?»- все, не из наших. Низший. Мне претит вот это измерение, оценка человека количеством прочитанных страниц. Вы знаете, что в советской школе читали все и всё, что задавали (поколение наших родителей). Одна моя подруга, возвращаясь довольно поздно домой, попала в смешную и неприятную ситуацию — к ней пристали двое пьянчужек с просьбой дать им «небольшую сумму», и не отставали полчаса-сорок минут, провожая ее до дому.

Она потом смеялась — «Ты представляешь, они оба мне читали Пушкина наизусть всю дорогу!». И что — помог им Пушкин? Они стали интеллигентнее? Умнее? Духовнее? Очень многих ввело в заблуждение вбитое в нас выражение «Всем лучшим во мне я обязан книгам».

Наверное, причин много, как везде, но мне бы хотелось выделить некоторые (по этому поводу наверняка есть множество исследований, но я пишу свои личные мысли).

Первая — это проникновение в «свой круг», где по этим отличиям принимают. Они — плохие, читают Маркса, а мы — хорошие, читаем Булгакова. У нас белые воротнички (при этом подавляющее большинство понимает в Булгакове столько же, сколько противоположная сторона баррикад — в Марксе).

Вторая — возможно, что способность хоть как-то исчезнуть из этого серого мира за железным занавесом ставилась высоко. Не физически, так хоть духовно. Существование в параллельных мирах, «чтение запоем», ничуть не отличается, на мой взгляд, от других уводящих от реальности средств. Когда я училась, читала всякие биографии крупных ученых, было упоминание советского ученого, который не знал Сталина в лицо — его посадили за то, что он однажды спросил, кто это на портрете. Человек жил глубоко в своем книжном мире. ДУмаю, не случайно среди взрослых (!!!) людей была так популярна фантастика и вообще всякие «миры братьев Стругацких», уж очень хотелось куда-то «пропасть», не уезжая при этом в северном направлении.

Третья — чем меньше источников информации, тем более растет ценность каждого из них. Когда отовсюду говорит исключительно ТАСС, смотреть-слушать-читать нечего, человек начинает искать «между строк», и на этом выросла интеллектуальная проза. Четвертая — поскольку в советскую педагогику по наследству передали образ «хорошего ребенка» из деспотичного режима царских гимназий, то стереотип «хороший мальчик — сидит, читает книжки» прижился быстро и качественно. Общаюсь с людьми вокруг, поражаюсь (речь не только о «старшем поколении», а и моих ровесниках) — есть два типа мальчиков — либо «ботаник», либо «пэтэушник».

Допустить, что мальчик может быть умным, начитанным, увлеченным, и при этом прыгать с гаражей, уметь забивать гвозди, гонять на велосипеде, люди не в состоянии. Вообще вот это убеждение, что «умный ребенок» — тихоня с книжкой, непоколебимо в наших бывших соотечественниках. То, что у маленького ребенка все будущие умственные способности зависят от активной деятельности, воспринимается как посягательство на Святой Образ «хорошего мальчика».

То, что мальчику необходимо познавать различные виды деятельности (не потому, что потом жалко платить мастеру, а потому, что человек развивается в деятельности) воспринимается, как оскорбление: «Ну, он у нас, Слава Богу, не в слесари пойдет!». При чем тут слесари?! Вот и выводили старательно искусственную породу «интеллектуалов», привыкших жить в выдуманных мирах, не умеющих вскипятить чайник и уверенных, что рубашки растут в шкафу. (Вы, конечно, сочтете за анекдот, но знакомый моей подруги возрастом за 20 звонил ей в ужасе — что делать с макаронами, если они сырые. Позвонил ночью, кстати. Она со зла посоветовала продувать — продувал).

Это я все к чему — не надо истерично стараться «усадить ребенка с книжкой». Его в раннем и дошкольном детстве вообще не надо усаживать. У него чем больше действует ведущий канал — двигательный — тем лучше развивается мышление (а не от количества прочитанных страниц). И чтение в детстве (или слушание книг) вовсе НЕ ДОЛЖНО являться основной деятельностью, как бы мы ни чтили Великих Классиков.

«Чтение запоем» в более старшем возрасте (старше дошкольного) лично меня тоже не обрадовало бы. Я уже писала, что для младшего школьника ведущая деятельность — познание, а это значит для него вовсе не безудержное чтение. Познание — различные виды деятельности, наблюдение за окружающим миром, и логическое осмысление накопленного сенсорного опыта.

И школьная дисциплина «природоведение», в отличие от путешествий по лесу и по горам, не дает ни мозгу, ни сенсорному опыту ничего, кроме ненужного балласта. Про подростков мы уже тоже писали — их главная задача преобразование этого мира, это очень творческий, активный возраст. Подросток не должен «проваливаться» в другие миры (неважно, при помощи каких средств — чтения запоем, игромании или психотропных препаратов), он должен научиться жить в этом мире, построить свою систему связей и показать результат своей деятельности.

***

Специально вынесу сюда — нигде в моей статье не сказано «книги выкинуть» или «читать вредно». Это для любимых оппонентов, любящих пересказывать написанное мной «своими словами».

Смотрите также бесплатная онлайн-лекция Марины Озеровой «Чтение как Приключение»
Онлайн-практикум Марины Озеровой «Чтение как приключение»
Цикл из 5 онлайн-практикумов  «Чтение как приключение» Марины Озеровой

http://community.livejournal.com/deti_v_semje/

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

© 2009-2020. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика