Что, если домашние роды все же безопаснее, чем роды в больнице?

Дженнифер Маргулис (перевод  Юлии Лукиновой) :

За окном бушевала февральская гроза, малыш мирно спал в комнате дальше по коридору, когда его мама, Дженнифер Лэнг, родила второго ребенка. Нико родился всего через полтора часа после первой схватки, в ванне, в доме семьи Лэнгов в каньоне Бенедикта.

«Это очень удобное место для родов», — отмечает Дженнифер, добавляя, что роды развивались настолько быстро, что ее акушерки прибыли всего за полчаса до рождения. «Остается спустить воду, и уборке конец».

Нико родился шесть лет назад. В 2014 году, а это последний год, за который у нас есть статистика, более 59 тысяч американок приняли решение рожать вне больницы. Из них 38 094 родов произошли в домашних условиях, что является самым высоким показателем с 1989 года. Несмотря на то, что это небольшой процент от общего количества родов в Америке ( около четырех миллионов каждый год), доля родов вне стационаров увеличивается.

Какая она, женщина, выбравшая домашние роды, в глазах большинства американцев? Скорее всего они представят себе босоногую хиппи с дредами в длинной, летящей юбке, а никак не Дженнифер Лэнг, доктора медицинских наук, сертифицированного акушера-гинеколога и выпускницу медицинского колледжа Альберта Эйнштейна, чей типичный наряд в стиле LA-chic: дизайнерские джинсы, ботильоны на низком каблуке, топ на бретельках и структурированный пиджак. Четыре года она сопровождала роды в больничном центре Св. Люка-Рузвельта, который сотрудничает с Колумбийским университетом, три года проходила дополнительное хирургическое обучение в Калифорнийском университете как научный сотрудник в области гинекологической онкологии, а затем вела частную практику в Беверли-Хиллз. По собственным оценкам  Дженнифер Лэнг посетила более тысячи родов в больнице.

Дженнифер Лэнг, доктор медицинских наук, высококвалифицированный хирург и врач-акушер, выбрала родить двоих из трёх своих детей у себя дома в Южной Калифорнии. Дженнифер говорит, что дом — это то место, где она чувствовала себя в наибольшей безопасности и максимально расслабленно. Фото: clinicalnotebook.com

 

Хотя ее старший сын родился в Медицинском центре Седарс-Синай в Лос-Анджелесе семь лет назад, Дженнифер родила Нико (которому сейчас шесть) и его младшую сестру Софию (ей четыре года) дома.

Почему?

Лэнг говорит, что именно дома она чувствовала себя наиболее безопасно, комфортно и расслабленно.

«У меня была опытная акушерка, ведущая скрупулезную статистику о тех родах, которые сопровождала», — объясняет Лэнг. «Я никогда не встречала врача акушера-гинеколога, который бы при первой встрече был готов поделиться со мной информацией о том,  сколько тысяч родов он принял, какой у него процент кесаревых сечений, сколько и какие осложнения встречались в его практике. Моя акушерка дала мне эту информацию, и благодаря этому с ней я чувствовала себя в полной безопасности. Её статистика была намного лучше, чем у всех когда-либо встречавшихся мне акушеров-гинекологов, в том числе лучше моей ».

Хайди Райнхарт, доктор медицинских наук, — еще одна женщина — врач акушер-гинеколог, выбравшая роды вне больницы. Райнхарт работает в Кине, штат Нью-Гемпшир, где по собственным оценкам она сопроводила уже более чем две тысячи родов. Двадцать три года назад Райнхарт и ее муж, тоже акушер, решили родить своего первого ребенка на “Ферме” (The Farm), в идейной общине (сообществе единомышленников), расположенной в 95 милях к юго-западу от Нэшвилла, штат Теннесси. Райнхарт объясняет, что в то время они жили в Теннесси, ей хотелось родить не медикаментозно, и на нее произвела впечатление статистика, опубликованная ранее акушерками “Фермы”.

«Я оценила безопасность этого выбора на основе реальных данных», — говорит Райнхарт. «И исходя из своего опыта работы в больнице я знала как сложно родить там физиологически, без вмешательств, которые нарушают плавное развитие родового процесса. Я мечтала о естественных родах и понимала, что в условиях больницы, ограничивающих как физически так и физиологически, рожать будет гораздо труднее».

Акушерка Дебора Флауэрс сопровождает рождение детей на “Ферме” в штате Теннесси уже 30 лет. Фото: Дебора Флауэрс.

 

Превосходная статистика родов на “Ферме”

 

«Процент кесарева сечения составляет у нас 1,7%», — говорит 61-летняя акушерка Дебора Флауэрс, которая принимает детей на “Ферме” уже в течение тридцати лет и была одной из акушерок, которые были с Райнхарт во время её родов. Здесь родила двух своих детей и сама Флауэрс. А ещё здесь родились все четверо её внуков.

«В 95% случаев женщина, роды которой начались у нас, рожает ребенка здесь же, на “Ферме”», — рассказывает Флауэрс. «Из тех пяти процентов, которых мы по той или иной причине переводим в больницу, менее, чем двум процентам делают кесарево сечение».

В среднем, частота кесарева сечения в США составляет 32,2%, частота материнской смертности около 16 на 100 000 (т.е. каждый год более 600 женщин умирает в Америке от причин, связанных с родами), а частота младенческой смертности составляет 6 случаев на каждую 1000 живорожденных — настолько высокий показатель по сравнению с другими развитыми странами, что «Вашингтон пост» назвал это «национальным позором».

В США также один из самых высоких уровней материнской смертности среди других промышленно развитых стран. Флауэрс рассказывает, что они постоянно дополняют статистику самыми свежими данными, и сейчас на более чем 2800 рождений  на “Ферме” не приходится ни одной материнской смерти, а число младенческих смертей составляет единицы.

Флауэрс отмечает, что низкие показатели кесарева сечения и хорошие результаты родов отчасти объясняются тем, что акушерки на “Ферме” ведут в основном здоровых женщин из группы низкого риска. Но они также принимают младенцев в тазовом предлежании, двойни, среди обращающихся к ним будущих мам много женщин в возрасте 30-40 лет, а все эти случаи относятся медицинским сообществом к зоне высокого риска.

Райнхарт и Флауэрс обе подчеркивают, что акушерки на “Ферме” являются высококвалифицированными и обладают большим опытом, женщинам в родах они оказывают как психологическую так и физическую поддержку, у них прекрасные отношения с районными врачами, которые практикуют модель совместного ухода (акушерки говорят, что они учатся у врачей, и наоборот), и они не боятся при необходимости переводить рожающую женщину в больницу.

37-летняя Джен Чайлдс родила дочку Джералин на “Ферме” всего за три недели до того, как я встретилась с ней в скайпе. Чайлдс и ее муж жили в Шанхае, в Китае, где она работала дизайнером интерьера, а он — архитектором. Чайлдс настолько вдохновилась загруженной ею книгой “Руководство по рождению ребенка Айны Мэй Гаскин” (Айна Мэй Гаскин, возможно, самая известная акушерка в Америке, была одним из основателей «Фермы» вместе со своим мужем Стивеном), что решила вернуться в США, чтобы родить ребенка именно здесь.

Первородящая мама Джен Чайлдс технически не попадала в группу низкого риска, но она родила на “Ферме” в штате Теннесси, где акушерки также принимают роды в тазовом предлежании и двойни. Фото: Николас Котари.

Чайлдс технически не попадала в группу низкого риска. В свои 37 лет она считалась позднородящей женщиной. Также у нее была болезненная миома матки, которая росла вместе с ребенком, и врач в Китае сказал ей, что из-за миомы она будет находиться под пристальным наблюдением, и, возможно, потребуется кесарево сечение. Но это оказалось ложной тревогой: благодаря еженедельному приему препаратов традиционной китайской медицины (ТКМ), миома перестала расти и не мешала течению беременности. Позже выявилась другая проблема: акушерки больницы в Анн-Арбор, штат Мичиган, которые вели Джен Чайлд до того, как они с мужем отправились на “Ферму”, по результатам УЗИ на 37-ой неделе установили, что плацента кальцифицировалась до «3 степени». Возможно, придется вызывать роды раньше срока, т.к. есть риск мертворождения. Они посоветовали рожать в больнице.

Вместо того, чтобы просто согласиться с этим прогнозом, Чайлдс — которая была настроена родить естественно, при условии, что она бы могла сделать это безопасно — позвонила своей акушерке на “Ферме”. Дебора Флауэрс проконсультировалась с двумя врачами-акушерами и двумя специалистами по УЗИ, чтобы выяснить, является ли подобная кальцификация плаценты реальным риском. Акушеры порекомендовали мониторить состояние ребенка не последних неделях беременности с помощью нестрессового теста (NST), на что Чайлдс с радостью согласилась. Нестрессовый тест (NST) регистрирует движения ребенка, частоту сердечных сокращений (ЧСС) и зависимость частоты сердечного ритма от движения ( у здорового ребенка наблюдается увеличение ЧСС во время движения, и уменьшение ЧСС во время отдыха), «Раньше мы думали, что плацента “3-ей степени зрелости” означает приближающуюся угрозу плацентарной недостаточности, — написал один врач-акушер  в ответе Флауэрс, — но это не обязательное следствие. Если результаты нестрессового теста дважды в неделю и проверка индекса амниотической жидкости (AFI) раз в неделю будут хорошими, я бы успокоился».

Роды Джен Чайлдс в бассейне в домике, где она с мужем остановилась на “Ферме”. Фото: Николас Котари.

И вот, за три недели до предполагаемого срока родов Чайлдс и ее муж собрали чемоданы и отправились в Саммертон, штат Теннесси, где они арендовали один из домиков, которые акушерки предоставляют женщинам для родов. Родители ее мужа тоже приехали, остановившись в номере с завтраками на “Ферме”. Роды начались на сороковой неделе, дождливым апрельским утром. Чайлдс вспоминает, как в начале родов любовалась лесом за окном, а потом уходила в себя, погружаясь в медитативное состояние, которое ощущалось как эйфория. Она была удивлена ​​тем глубоким, животным, гортанным звукам, которые просились наружу в течение 17-часовых родов. «Ого, как интенсивно!», — вспоминает она один из моментов, когда ждала окончания схватки.

«Роды изменили меня гораздо сильнее, чем я ожидала», — говорит Чайлдс, ее глаза сияют. «Это очень важный переходный момент в жизни женщины. В этом процессе самостоятельное “я” превращается в “я — мама”. И если у вас получится присутствовать в каждом моменте этого превращения-перехода, прочувствовать его, запомнить каждую секунду, и знать, что именно вы играете главную роль — вы приобретете бесценный опыт, гораздо более значимый, чем в случае, когда за этот процесс будет ответственным кто-то другой.

Дебора Флауэрс и Джен Чайлдс с малышкой Джералин на “Ферме”, где акушерки часто навещают молодых мам после родов, чтобы помочь с грудным вскармливанием и просто поддержать. Фото через: Николас Котари.

Безопасность домашних родов: Международная перспектива

В Нидерландах, в отличие от США, более 20 процентов детей рождается дома. В этой стране женщинам из группы низкого риска пришлось бы даже платить дополнительно, помимо стандартных страховых взносов, если бы они захотели родить в больнице.

«Ресурс врачей и больниц таким образом сохраняется для случаев действительно требующих медицинской поддержки», — объясняет Эрмин Хейс-Кляйн, юрист из Портленда, штат Орегон, основательница международной некоммерческой организации «Права человека в родах». Оба её сына родились дома в Нидерландах в 2007 и 2010 годах. Хейс-Кляйн говорит, что голландцы считают домашние роды совершенно нормальными и уместными.

«В основе голландской культуры лежат целесообразность  и сотрудничество, голландцы не любят зря тратить ресурсы. Голландские женщины исторически получают хорошую социальную и экономическую поддержку», — объясняет Хайс-Кляйн в электронном письме. «Голландцы верят в ценность «gezelligheid», сложного слова, которое описывает уют, окружение любовью, дружбой, про него еще можно сказать, что оно описывает обстоятельства, способствующие выработке окситоцина. Голландская система помощи в родах считает самым подходящим для родов то место, где мы чувствуем себя больше всего «gezellig», — дом, — традиция, к которой имеет смысл прислушаться, особенно сейчас, когда мы понимаем гормональную картину родов».

И действительно, более полудюжины крупномасштабных рецензируемых исследований из разных стран мира подтверждают, что запланированные домашние роды так же безопасны или даже безопаснее, чем роды в больнице.

В исследовании, проведенном в 2014 году и опубликованном в Журнале акушерства и женского здоровья, проведен анализ более 16 900 запланированных домашних родов в Америке. Его результаты говорят о том, что среди здоровых женщин с низким уровнем риска, выбравших запланированные домашние роды с акушеркой, был очень большой процент вагинальных родов (94%), низкий уровень акушерских вмешательств (<5% случаев использования питоцина или эпидуральной анестезии) и отличные исходы как для мам, так и для детей. В то же время для детей, рожденных  женщинами из группы высокого риска, в этом исследовании была обнаружена более высокая частота гибели плода, хотя абсолютный риск смерти ребенка во время родов был низким.

Другое исследование, рассматривающее более чем 146 750 историй родов в Нидерландах, показало, что риск тяжелых осложнений был более чем в два раза выше во время родов в стационаре, чем дома.

Когда эксперты в Великобритании провели исчерпывающий обзор безопасности домашних родов, они пришли к выводу, что домашние роды с профессиональной акушеркой настолько безопасны и экономичны для женщин из группы низкого риска, что Национальная служба здравоохранения начала рекомендовать их.

Джен Чайлдс и ее муж на прогулке со своей новорожденной дочерью Джералин, родившейся на “Ферме” в Теннесси. Фото: Николас Котари.

Больничные протоколы признаны виновными в увеличении продолжительности родов и причинении вреда

Наряду с широкомасштабными исследованиями, иллюстрирующими безопасность домашних родов, есть свидетельства того, что чрезмерная медикализация, излишняя диагностика и врачебные ошибки причиняют вред роженицам и их рождающимся детям в Америке.

Исследование, опубликованное на прошлой неделе сотрудниками Медицинской школы Университета Джона Хопкинса, показало, что медицинские ошибки являются третьей по значимости причиной смерти в Соединенных Штатах.

И хотя это исследование не изучало отдельно именно систему родовспоможения, медицинские вмешательства в родах могут приводить к дистрессу и гибели матери и плода, например использование мизопростола (Cytotec) для искусственной стимуляции родов может вызвать эмболию околоплодными водами; высокие дозы питоцина (искусственный окситоцин, который используется для «усиления» схваток); а также ненужное кесарево сечение и осложнения после хирургических родов.

Дженнифер Лэнг, доктор медицинских наук, отмечает, что, хотя трагические исходы относительно редки, многое из того, что обычно входит в протокол ведения родов в американских больницах, не только не нужно, но и может причинить вред. Она выступает против непрерывного мониторинга плода (который, согласно исследованиям, увеличивает вероятность кесарева сечения не улучшая исход родов для новорожденных), запрета на еду и питье во время родов (т.к. это вызывает обезвоживание, понижение уровня сахара в крови и эмоциональный стресс), регулярных вагинальных осмотров (которые неприятны и несут риск попадания больничной микрофлоры в родовые пути) и запрета на свободное движение рожающим женщинам (что, как было показано, делает роды более болезненными, более длительными и сложными).

Лэнг говорит, что в американских больницах часто настаивают на том, чтобы женщины рожали лежа на спине, в так называемом “литотомическом положении”, что затрудняет влагалищное родоразрешение, т.к. гравитация работает против них, а таз сильнее зажат, чем в положении стоя или на четвереньках.

«При критическом рассмотрении больничных протоколов, в них найдется очень много странностей», — утверждает Лэнг.

На “Ферме” женщинам предоставляется свобода движения, чтобы они могли выбрать самое удобное положение для родов. На фотографии акушерка использует мексиканский платок ребозо, помогая Джен Чайлдс прожить схватку. Фото: Николас Котари.

Ненужная эпизиотомия

Когда 34-летняя Джессика Лотспaйх три года назад рожала в приходской больнице Св. Таммани в Ковингтоне, штат Луизиана, в потужном периоде дежурный врач сказал ей, что у него назначено плановое кесарево, куда ему надо успеть. “Я должен сделать разрез промежности”, — настаивал он, хотя это были вторые роды и у Джессики прошла пока только одна потуга. Так как старшую дочь она родила всего за несколько потуг, она пыталась протестовать.

«Слишком поздно», — сказал доктор, уже сделав эпизиотомию (хирургический разрез промежности, тканей между влагалищем и анусом) без её согласия.

Доктор прямо говорил о том, что он сделал это для своего удобства, потому что он спешил. О чем он не рассказал Джессике, так это о том, что исследования показывают, что эпизиотомия приносит больше вреда, чем спонтанные разрывы. И если после первых родов восстановление заняло всего несколько недель, то после вторых разрез заживал более двух месяцев. После вторых родов Джессика чувствовала что ее границы жестоко нарушены, ощущала себя раненной, бессильной перед системой и настолько подавленной, что её даже включили в программу наблюдения для предотвращения самоубийств. «Это было так больно», — говорит она. «Мне кажется, что он неправильно зашил меня».

Принудительная эпидуральная анестезия

40-летняя Дженнифер Кросс решила, что вагинальные не медикализированные роды — лучший способ родить сына, который родился восемь лет назад.

«Я нормально переношу боль», — говорит она, объясняя, что решила отказаться от эпидуральной анестезии, которую многие мамы, с которыми она была знакома, воспринимали как само собой разумеющееся. Она много читала и общалась с подругами, более осознанно относящимся к здоровью. «Это было серьезное решение для человека, до этого всегда следовавшего за большинством».

Но как только Кросс вошла в медицинский центр Св. Давида в Южном Остине, она почувствовала, что на нее оказывают давление с целью изменить это решение. «Медсестра повторяла снова и снова: «Мы можем сделать вам эпидуральную анестезию, если вы передумаете ». А я все время повторяла: « Нет, нет, нет », — говорит Кросс. «А чуть позже пришла коллега моего врача и сказала:« Да ладно! Почему бы не позволить ей сделать тебе эпидуральную анестезию? Сразу станет гораздо легче!»

Дженнифер Кросс с сыном Сидом. Кросс чувствовала себя обманутой, её как будто вынудили согласиться на вмешательство в свои первые роды, в котором она не нуждалась и которого не хотела. Фото: Дженнифер Кросс

Через несколько часов настойчивых предложений Кросс, наконец, согласилась, и она до сих пор сожалеет об этом. И в самом деле, существует много веских причин избегать эпидуральной анестезии (ЭА). Женщины, которым её делали, помнят, что чувствуют больше боли, чем женщины, которым не делали, эпидуральная анестезия мешает выработке естественных гормонов, которые способствуют прогрессу в родах, а еще ЭА сопровождается множеством возможных побочных эффектов, в том числе и большей вероятностью хирургического родоразрешения.

«Я смогла бы выдержать, если бы рядом со мной был кто-то, кто бы меня поддерживал», — говорит Кросс. «Мой врач действительно обманула меня. Позже второй доктор рассказала мне, что та на самом деле остановила ее в коридоре, и попросила убедить меня согласиться на ЭА. Я злилась. Я чувствовала себя преданной. На всех встречах со мной до родов она подтверждала, что все, что я хочу — это хорошо, и она не будет использовать анестезию, если я этого не захочу».

Подобные разочарования являются скорее нормой, чем исключением, особенно для женщин, которые хотят родов в больнице, основанных на выводах доказательной медицины. По словам Элис Дрегер, доктора философии, историка медицины и науки, которая в течение десяти лет работала профессором в области медико-гуманитарных наук и биоэтики в Школе медицины им. Файнберга Северо-Западного университета, роды происходящие с учетом выводов доказательной медицины как правило наименее технологичны.

Если женщина хочет эпидуральную анестезию, то, по словам врача-акушера Хайди Райнхарт, это легко организовать в больнице. Но если женщина хочет физиологичные и естественные роды в роддоме, обеспечить это гораздо сложнее.

«Для женщины в больнице незнакомая обстановка, в которой персонал больницы чувствуют себя уверенно», — объясняет Райнхарт. «Представьте, что вы играете выездной матч, а не домашнюю игру. Любая баскетбольная команда знает, что на выезде она часто играет чуть слабее, чем в родных стенах ».

Так где же все-таки самое безопасное место для родов?

Мама по имени Анека, у которой уже было три кесаревых сечения, была на девятом месяце беременности, когда решила не делать еще одну операцию, несмотря на то, что ее врач настаивал на том, что повторное кесарево — единственный вариант. Анека родила здорового ребенка весом 9 фунтов и 6 унций (4,25 кг — прим. пер.) дома после 20-ти часовых родов с акушеркой.

Американский Колледж Акушеров и Гинекологов, профессиональная ассоциация, которая представляет интересы американских акушеров и гинекологов, утверждает, что хотя бы одно предшествующее кесарево сечение является противопоказанием к домашним родам. Есть данные о том, что у женщин, прошедших через несколько операций кесарева сечения, повышенный риск разрыва матки. Но сторонники домашних родов отмечают, что число женщин, у которых может случиться разрыв матки, очень мало, и у большинства женщин — 87-ми процентов — которые соберутся рожать дома после кесарева сечения, будут здоровые, неосложненные роды. Анеке просто повезло? Или она сделала лучший, самый безопасный выбор для себя и своей семьи, основываясь на своем уровне комфорта, риска и своих чувствах по поводу того, где и как она хотела родить?

Для большинства женщин с нормальной беременностью самое безопасное место для родов — это то, где она чувствует себя в наибольшей безопасности, где она сможет максимально расслабиться и где ей будет оказана самая лучшая поддержка. Для растущего числа женщин в Америке таким местом является дом.

 

статья Дженнифер Маргулис

опубликована 19 мая 2016 года

 

Источник  

 

Дженнифер Маргулис, доктор философии, отмеченный наградами журналист, автор/редактор 7 книг и стипендиат Фулбрайта. Звание бакалавра она получила в Корнельском университете, звание магистра в Калифорнийском университете в Беркли и степень доктора философии в Эмори. Частый участник общественного радио «Джефферсон», она публиковала статьи в «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост» и на обложке «Смитсоновского журнала». Ее работа была выбрана для включения в сборник Best American Science Writing, под редакцией Натали Анжье. Она является автором книги “Твой ребенок, твой путь: как взять на себя ответственность за свою беременность, роды и родительские решения для создания более счастливой, более здоровой семьи” (издательство Scribner) и соавтором (вместе с врачом Полом Томасом, доктором медицинских наук) “Дружественный план вакцинации: Безопасный и эффективный подход доктора Пола к иммунитету и здоровью — от беременности до подросткового возраста вашего ребенка” (планируется к выпуску в издательстве Ballantine).

Посетите ее сайт. Читайте её заметки в Твиттере. Её страницы на Facebook здесь и здесь.

 

 

 

Статьи по теме

О проекте

Концепция портала СОЗНАТЕЛЬНО.РУ отражает вдумчивый, научно обоснованный и естественный подход к воспитанию детей, здоровью семьи, построению добрых и гармоничных отношений. Собранная здесь информация будет наиболее интересна настоящим

читать подробнее

Контакты

© 2009-2019. СОЗНАТЕЛЬНО.РУ. Все права защищены.

Яндекс.Метрика